Матери детей, погибших во время штурма школы в Беслане, пытаются докопаться до истины об этой трагедии. 186 матерей создали небольшое бюро, в котором они встречаются, помогают друг другу и координируют свою "борьбу за правду"
НТВ

Матери детей, погибших во время штурма школы в Беслане, пытаются докопаться до истины об этой трагедии. 186 матерей создали небольшое бюро, в котором они встречаются, помогают друг другу и координируют свою "борьбу за правду". Комитет возглавляет 43-летняя Сусанна Дудиева, у которой 3 сентября погиб сын.

По словам бесланских матерей, последняя их надежда узнать правду – это показания Нурпаши Кулаева, единственного оставшегося в живых террориста.

"Мы пытаемся установить человеческий диалог с Кулаевым. Он хочет убедить нас, что не виновен, и мы готовы ему поверить, если он поможет нам узнать правду. Мы хотим знать, кто нас предал. Кто спланировал захват заложников, кто из российских должностных лиц был в этом замешан. Потому что мы – матери, может быть, мы единственные, с кем он еще может говорить откровенно. Если он скажет правду, мы готовы его простить. Мы хотим, чтобы расплатой за нашу боль стала правда, а не кровь", - говорит Дудиева в интервью газете Liberation (перевод на сайте Inopressa.ru).

При этом женщины уверены, что правды о Беслане власти говорить не хотят. Они опасаются, что, начав давать показания, Кулаев подпишет себе смертный приговор и его убьют в тюрьме.

"Сейчас, когда он начал говорить и излагать версию событий, которая сильно отличается от версии властей, мы боимся, что его уберут и процесс будет внезапно остановлен. Мы хотели бы, чтобы до конца следствия за него поручилась бы какая-нибудь международная организация", - говорит Дудиева.

Бесланские матери винят российские власти в смерти своих детей. По словам Дудиевой, "3 сентября власти начали в бесланской школе операцию по уничтожению террористов, а не по спасению детей". Ответственность за гибель заложников в Беслане возлагают не только на местные власти, но и на президента. "Мы знаем, что Путин тоже виноват в случившемся. Он – президент страны, где произошел этот акт терроризма и идет война в Чечне". При этом Дудиева утверждает, что существуют свидетельские показания, указывающие на виновность военных.

"У нас есть свидетели, которые рассказывают, каким образом был начат штурм – действиями извне. Другие видели, как российские войска били из огнеметов по крыше спортзала, где находились заложники. Известно, что большинство детей сгорели в спортзале, когда на них упала горящая крыша", - рассказывает Сусанна Дудиева.

"Мы еще надеемся, что этот процесс позволит нам что-то узнать, – вздыхает Руслан Тибиев, 68-летний дед, 3 сентября 2004 года потерявший жену. – Но я считаю, что настоящий виновник не этот дурачок. Настоящих виновников нужно искать во власти и в ФСБ, которые спровоцировали террористов, дали им доехать до Беслана, а потом даже не попытались спасти детей. Моя жена сгорела заживо в спортзале, по которому российские спецназовцы выстрелили из огнемета. Из огнемета!" В домах, окружающих школу, этот дед нашел десять огнеметов и гранатометов, использовавшихся при штурме. Лишь после того, как он в при свидетелях передал часть этих находок прокурору, официальное следствие начало признавать, что это оружие действительно применялось. С тех пор жители Беслана, уверенные, что для сокрытия правды сделано все возможное, продолжают вести собственное расследование, пишет Liberation (перевод на сайте Inopressa.ru).

Родственники погибших встают на сторону террориста

Во Владикавказе продолжается процесс по делу Нурпаши Кулаева, участвовавшего в захвате бесланской школы N1. Настроение потерпевших сильно изменилось: раньше они готовы были на месте разорвать террориста, а теперь откровенно ему симпатизируют, называют жертвой, верят каждому его слову и совсем не верят обвинению. В итоге раздраженный прокурор предложил бесланцам признать Кулаева потерпевшим.

Во Владикавказе на процессе по делу бесланского террориста Нурпаши Кулаева произошел сенсационный поворот. Матери убитых детей, которые раньше готовы были собственноручно казнить подсудимого, в среду пообещали похлопотать о его помиловании.

В обмен они просят рассказать всю правду о теракте. Похоже, Кулаев еще раньше почувствовал, что от него ждут потерпевшие, и стал озвучивать версии, которые до сих пор были весьма популярны среди жителей Беслана, но при этом не были подтверждены следствием. Насколько они правдоподобны и стоит ли учитывать настроения бесланских матерей - теперь предстоит решить суду.

Несмотря на свое горе, все родители жертв понимают, что этот молодой чеченец – лишь маленькое звено в цепи событий. Что его отдали им "на съедение", чтобы они смогли выместить на нем весь свой гнев, пока прокуратура и парламентская комиссия продолжают официальное расследование. Поэтому матери Беслана приняли решение, в которое трудно поверить: попытаться установить "диалог" с террористом. Одна за другой они обращаются к нему: "Нурпаши, тебе терять уже нечего. Но здесь сидят люди, которые еще должны жить после того, что произошло. Поэтому прошу тебя, скажи нам правду. Расскажи все, что знаешь. Как вы приехали сюда. Какие разговоры ты слышал...". "Нурпаши, ты знаешь, что в этой стране ни ты, ни мы ничего не стоим. Поэтому ты должен нам помочь". "Нурпаши, скажи нам, кто был заказчиком этого теракта?!"

Одна из приехавших из Беслана женщин, Марина Пак, потерявшая дочь, заявила, что, по ее мнению, Кулаева нельзя считать виновником случившегося. "Я считаю Кулаева жертвой, самым незначительным лицом среди боевиков. Единственная статья, по которой он виновен, - участие в захвате школы. Он должен проходить по этому делу не как подсудимый, а как свидетель", - сказала Пак.

Она также отметила, что, по ее информации, Кулаев на второй день после захвата разрешал заложникам, вопреки запретам, пить воду. "Я хочу, чтобы на Кулаева не оказывали никакого давления - ни морального, ни физического", - отметила свидетельница. Другой потерпевший не согласился с ней, заявив, что подсудимый заслуживает самого сурового наказания. "Кулаев прикладом автомата бил детей и топтал ногами. Какой ему суд нужен? Его нужно на площадь вывести и расстрелять", - заявил Виктор Есиев. Он во время захвата школы потерял сына. Снохе и двум внучкам потерпевшего, также находившимся в захваченной школе, удалось выжить. Однако сами Марина Пак и Виктор Есиев в числе заложников не были. Один из потерпевших Руслан Тибиев обратился к подсудимому с вопросом, находились ли боевики в школе еще до приезда основной группы террористов. "Нам нужна правда, скажи нам, пожалуйста, всю правду, ведь ты все знаешь", - сказал потерпевший. Кулаев попытался уклониться от прямого ответа, но затем заявил: "Я не знаю, находился ли там кто-то. Но я точно знаю, что еще до того как мы добежали до школьного забора, со второго этажа школы уже стреляли".

Отвечая на вопросы, Кулаев снова заявил, что свои первые показания в ходе предварительного следствия давал под давлением, а сейчас говорит правду, о чем его просили пострадавшие.

На вопрос, какое наказание потерпевшие считают необходимым назначить для подсудимого, трое ответили, что они доверяют сделать это суду, двое заявили, что ждут "самого строгого" наказания. В группу гособвинения на процессе входят три человека: замгенпрокурора РФ Николай Шепель, прокурор управления Генпрокуратуры РФ на Северном Кавказе Мария Семисынова и замгенпрокурора Северной Осетии Владимир Черчесов. Шепель на заседании суда во вторник не присутствует.

Нурпаши Кулаеву предъявлено обвинение по 8 особо тяжким статьям УК РФ, в том числе "бандитизм", "терроризм", "захват заложников" и "убийство". К рассмотрению в суд переданы 105 томов уголовного дела, в качестве потерпевших проходят 1315 человек, свидетелями обвинения выступают 69 человек, свидетели защиты отсутствуют.

В результате захвата школы номер один в Беслане 1-3 сентября прошлого года в заложниках у террористов оказались 1120 человек. Жертвами теракта стали 330 человек, в том числе 317 заложников, из них 186 детей.