Братская могила 214 детей, воспитанников детского дома, Ейск, сквер имени Пушкина, 50-е годы
Администрация муниципального образования Ейский район

Управление ФСБ по Краснодарскому краю впервые обнародовало документы, которые раскрывают детали убийства 214 воспитанников детского дома в Ейске в годы Великой Отечественной войны, но не дают конкретного ответа, что стало причиной их гибели. РИА "Новости" опубликовало три акта об исследовании братских могил и эксгумированных тел, а также список с именами погибших.

В начале Великой Отечественной войны в Ейск из Симферополя был эвакуирован детский дом. На Кубань перевезли около 300 детей и воспитателей. В конце лета 1942 года город был оккупирован, а 9 октября 1942 года в шесть часов вечера к корпусу детского дома подъехали две крытые грузовые машины. В это же время к другому корпусу подъехал еще один грузовик.

"После этого начали грузить детей. Причем тех, кто пытался бежать или сопротивляться, бросали в машины силой", - говорится в документе. На вопросы детей, что происходит и куда их везут, звучали ответы: "В Краснодар на лечение", "В баню", "Грузить семечки". Свидетельства экспертов показывают, что в первый вечер фашистские каратели не смогли забрать всех детей, часть из них сбежали или просто не поместились в забитые кузова грузовиков. Утром 10 октября каратели вернулись и забрали еще 13 мальчиков и девочек из 20 скрывшихся днем ранее. Из другого корпуса вынесли 22 лежачих тяжелобольных ребенка. Всего было вывезено 214 детей.

На машинописных и рукописных листах зафиксированы свидетельства экспертов, которые занимались расследованием дела, а также показания свидетелей. Первый документ касается исследования братской могилы. В состав комиссии, которая подготовила акт обследования, входили два врача и военный. Акт датирован 15 апреля 1943 года. "Все дети лежали беспорядочно, многие, прощаясь, были обняты друг с другом, некоторые мальчики и девочки держали в руках свои костыли. При тщательном осмотре нами не было обнаружено каких-либо следов огнестрельных ран или увечий, все кости черепа были целы. Все это еще раз подтвердило, что дети были закопаны живьем", - говорится в документе.

Следующие документы, которые публикуются впервые, датированы августом 1943 года. В них уже приводится больше деталей, прилагаются показания свидетелей. Так, в акте от 3 августа указывается, что эксперты извлекли из "братской могилы размером три на два метра" в городском парке Ейска 15 деревянных гробов. В них находились 27 детских трупов в возрасте от десяти до 16 лет. В 12 гробах было погребено сразу по два-три ребенка. "Большинство трупов неправильного телосложения. <…> У двух в грудной части позвоночника имеются горбы. У 11 - деформации суставов конечностей. У одного трупа на левой ноге протез", - говорится в акте наружного осмотра тел. Также в документе указывается, что механических повреждений на трупах не обнаружено.

Второй акт исследования эксгумированных тел датирован 4 августа. Уже из другой ямы были извлечены части 17 тел (в документе не упоминается, почему в могиле были неполные останки, в том числе кости черепа, руки, нижняя часть туловища с ногами, отдельно ноги, разделенные в суставах и четыре целых трупа. Возраст всех детей - от шести до 14 лет.

Извлеченные трупы находились в могиле в весьма беспорядочном положении, в самых различных позах. Вместе с трупами извлечено несколько деревянных костылей, также у некоторых в братской могиле был искривлен позвоночник, у других - "укороченные конечности". Акты подписали два врача и помощник краевого прокурора. При этом в обоих актах дано заключение, что установить причину смерти на основе исследования эксгумированных тел "не представляется возможным".

Следующий документ датирован 5 августа 1943 года. Это "Заключение по материалам дела об умерщвлении детей" из детского дома. Его составили четыре врача и помощник краевого прокурора. В нем указывается, что к детскому дому подъехали четыре машины. "Из них две грузовые, крытые по типу дезкамер, <…> с закрытыми кузовами без окон", обитыми изнутри железом и жестью.

Расстояние от места погрузки детей до вырытого рва, где их захоронили, не превышало три с половиной километра. В заключении указывается, что в пути машины были десять-пятнадцать минут, погрузка детей заняла около часа. Одна из свидетельниц, которая находилась в 200 метрах от ямы, указывает, что не слышала плача и криков детей. Именно на основе этих показаний следствие сделало новое заключение, согласно которому к моменту разгрузки дети уже были мертвы.

Если в акте от апреля 1943 года дается четкое указание, что детей погребли живьем, то в августе уже сделан вывод, что дети погибли в кузовах грузовиков от отравления выхлопными газами. В подкрепление этой версии эксперты приводят описание жертвы: "Лицо одной из воспитанниц детдома, лежащей в могиле, оказалось завязанной ее собственной трикотажной майкой, ладони рук были притянуты к лицу". В документе сделаны выводы, что все дети были убиты одним способом, никаких оснований полагать, что их похоронили заживо, нет: все они задохнулись, пока их везли к яме.

Также к актам прилагается список воспитанников детского дома, которых убили каратели. В нем фамилии детей, даты рождения, места прибытия, национальности: русские, украинцы, армяне, грузины, чехи, татары, евреи. Среди погибших оказались как минимум два ребенка, у которых в графе "национальность" значилось "немец". Кроме того, у каждого ребенка в графе "группа инвалидности" проставлены отметки - одна, две или три вертикальные палочки.