То, что рассчитывать на президентское вето не приходится, было очевидно еще накануне. Теперь же эксперты открыто говорят - именно Путин стал инициатором "карательных" поправок
НТВ

В то время как Владимир Путин готовится подписать законопроект об ужесточении наказаний за нарушения на массовых акциях, в стране не ослабевают споры, вызванные спешным принятием документа, явно направленного против оппозиционеров. То, что рассчитывать на президентское вето не приходится, было очевидно еще накануне. Теперь же эксперты открыто говорят - именно Путин стал инициатором "карательных" поправок.

В среду пресс-секретарь президента Дмитрий Песков объяснил: "Путин будет принципиально против только в одном случае - если этот закон будет противоречить общепринятым и применяемым в других странах практикам по реализации тех прав граждан и членов общества, о которых речь идет в законе". Он пообещал, что глава государства внимательно изучит законопроект.

"Наложить сейчас вето - дать совершенно незаслуженную пощечину "Единой России", - объяснил "Коммерсанту" директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. Путину незачем ветировать закон, добавил он: "Завоевать симпатию либеральных кругов? Путин уже показал, что его не очень волнует мнение этой аудитории". К тому же такой шаг может вдохновить оппозицию на дальнейшие действия, отметил эксперт.

- ОПРОС NEWSru.com: "Антимитинговый законопроект Госдумы"
- Единороссы лукавят или просто врут: эксперты развенчали "мифы"
- "Бунтующий сенатор" Нарусова объяснила демарш: "Что значит замутила?"
- Опрос: как россияне восприняли закон о митингах
- В блогах: "Вчитаемся... Это 37 год"
- Оппозиция будет ездить митинговать в Евросоюз - это дешевле

При этом два года назад экс-президент Медведев налагал вето на законопроект, ужесточающий законодательство о митингах, напоминает "Коммерсант". В документе 2010 года были нововведения, схожие с теми нормами, которые вводятся сейчас - например, годовой запрет организовывать митинги для тех, кто уже был подвергнут административному наказанию. Тогда президент решил, что закон "содержит положения, затрудняющие свободную реализацию конституционного права граждан проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования".

Кстати, на принятие закона, впоследствии отклоненного Медведевым, ушло больше полугода. Теперь же поправки, внесенные после "Марша миллионов" 6 мая, приняли за месяц.

С приходом к власти Владимира Путина позиция властей серьезно ужесточилась, соглашаются эксперты, опрошенные "Независимой газетой". По мнению депутата-коммуниста Вадима Соловьева, пригрозившего пожаловаться на закон в Конституционный суд, указание ужесточить законодательство единороссам дал непосредственно Путин. В пользу этого свидетельствует тот факт, что еще в понедельник информированный источник в Кремле даже указывал точную дату публикации закона, а стало быть, его вступления в силу - 10 июня.

Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко тоже уверен, что за законом стоит Путин: "Это не значит, конечно, что он его писал, но именно он задал ему максимально жесткое направление". Именно после того, как Медведев перестал быть президентом, полиция стала обращаться с участниками уличных акций гораздо жестче, отмечает эксперт. По его мнению, с помощью нового закона власть пытается сломать доставшееся в наследство от недолгой медведевской поры ощущение митингующих, что "вот выйдем на улицы - и ничего нам власть не сделает".

Единороссы лукавят или просто врут: эксперты развенчали "мифы"

Между тем эксперты заявляют, что сравнивать санкции за нарушения на митингах в России и за рубежом некорректно, и когда единороссы ссылаются на опыт развитых стран, они сильно лукавят, если не сказать больше. "Те суммы штрафов, которые приводили единороссы, очень похожи на уголовные, но никак не административные! 10-15 тысяч для любого европейца - сумасшедшая сумма", - возмутился в интервью "Известиям" профессор кафедры конституционного и административного права Высшей школы экономики Илья Шаблинский.

"Я допускаю, что подобные суммы взимаются за бесчинства, когда люди стекла бьют. Что касается швейцарского законодательства, где штраф якобы достигает 100 тысяч франков, то пусть единороссы сошлются на конкретную статью. Изучая ссылки на законодательство Швейцарии, я видел максимальный административный штраф в размере 5 тысяч франков. Причем за правонарушение, связанное не с митингами, а с таможенными отношениями", - заявил эксперт.

Что касается других стран, на которые "кивают" в ЕР, то в Великобритании, по его словам, нарушив правила проведения акций, можно максимум "налететь" на 1-2 тысячи фунтов, в Германии и Италии - на 400-500 евро.

Шаблинский также обращает внимание на диссонанс в размерах российских штрафов в принципе. "В европейских странах нет гигантского разрыва между суммами штрафов. А у нас, если мы посмотрим в Административный кодекс, размер штрафов начинается от 100 рублей и заканчивается 5 тысячами рублей, - отмечает он. - И только за нарушение правил проведения митингов предусмотрен штраф в несколько сотен тысяч рублей!".

Главное же отличие европейского законодательства от российского заключается в том, что в Европе правила игры прописаны четко. "А в нашем законе формулировки очень расплывчатые. Они позволяют привлечь к ответственности любого, кого захочет полиция", - констатирует профессор.

А придуманную единороссами меру против такой формы протеста, как "народные гулянья", эксперт ВШЭ и вовсе называет "совершенно безумной". "Аналогов этой нормы нет нигде, она напрямую нарушает 31-ю статью Конституции, - подчеркивает он. - Точно так же участников акции у нас теперь могут привлечь за создание препятствий движению транспорта, пешеходам. Но очевидно ведь, что почти любое публичное мероприятие объективно предполагает создание таких препятствий!".

Профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Григорий Голосов также отмечает, что в европейском законодательстве подход к "митинговым нарушениям" иной, чем в России. "Российское законодательство направлено на то, чтобы любое собрание сделать поводом для полицейской дискреции. Если полицейский посчитал, что гражданин действовал на улице неправомерно, это может послужить поводом для санкций. В Европе никто не ограничивает свободу собраний, каждый может выйти на улицу и выразить мирный протест. Жесткие санкции применяются, если люди громят витрины, машины… А наказание за превышение численности митингующих там вообще не предусмотрено", - рассказывает он.

Директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности (Вашингтон) Николай Злобин говорит, что в США законы, регламентирующие проведение акций, принимаются строго на местном уровне. У каждого города - свой закон. "И когда российские политики приводят в пример исключительно те города, где достаточно жесткое законодательство, - это некорректно, потому что не показывает общей картины", - резюмирует политолог.

В большинстве американских населенных пунктов, рассказывает эксперт, законы запрещают проводить акции в конкретных местах - например, возле больниц. "Это значит, что в остальных можно. А российские политики зачастую лукавят, говоря лишь о тех местах, где нельзя", - объясняет Злобин.

"Митинги в США не требуют разрешения, и когда в России утверждают, что в Штатах разрешительная система, - это не так. Возле Белого дома в Вашингтоне можно проводить какие угодно митинги, а вот приковывать себя наручниками к ограде запрещено", - продолжает он.

Политолог назвал закон, принятый единороссами, "ужасным" и абсолютно несбалансированным и еще раз подчеркнул, что до широкой публики доносят только примеры разгонов или наказаний, выгодные власти.

Нарусова объяснила демарш в Совфеде: "Что значит замутила?"

Накануне на заседании верхней палаты парламента вдова первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака Людмила Нарусова резко раскритиковала поспешность, с которой принимали законопроект, и коллег-сенаторов, превращающих Совфед "в штамповщика законов". В знак протеста она покинула заседание. Не вняв словам Нарусовой, верхняя палата парламента быстро утвердила скандальные поправки без нее - "за" проголосовали 132 сенатора, "против" лишь один, еще один парламентарий воздержался.

"Я ушла потому, что понимала: обсуждение сведется к бессодержательным призывам проголосовать за невидимый никем сырой закон", - объяснила Нарусова в интервью "Московскому комсомольцу". Она не стала предъявлять претензии к конкретным положениям законопроекта, отметив, что для этого сначала нужно почитать документ, а сенаторов такой возможности фактически лишили.

"В Совет Федерации закон пришел в час ночи, поэтому к моменту заседания окончательный текст документа большинство сенаторов не видели... Поэтому я и предложила этот пункт из повестки дня снять", - рассказала Нарусова. Когда же ее предложение отвергли, сенатор покинула зал заседаний: "Если я считаю, что обсуждать нечего, то зачем оставаться? Это было бессмысленно, результат голосования заранее определен".

Корреспондент "МК" обратил внимание сенатора на то, что спикер Совфеда Валентина Матвиенко и первый вице-спикер Александр Торшин были возмущены: "Почему она все это замутила и ушла?" "Что значит замутила? - возразила в интервью Нарусова. - Есть чисто процессуальные нормы, есть слова Владимира Путина, который говорил, что обсуждение закона, имеющего общественное значение, должно длиться не менее 60 суток. А нам дали время с 1 ночи до 10 утра. Где 60 суток?"

Людмила Нарусова не сомневается, что закон принимали в ускоренном режиме, чтобы успеть к акциям оппозиции, запланированным на 12 июня. Но "закон нельзя принимать только ради следующего вторника", подчеркнула она.

Опрос: как россияне восприняли закон о митингах

Отношение граждан к принятым антимитинговым мерам выяснили социологи "Левада-Центра". Лишь 17% считают правильной и адекватной мерой введение высоких штрафов за уличные акции. Еще 26% идея штрафов нравится, но те, что прописаны в законопроекте единороссов, слишком высоки, несоразмерны общественной опасности. В общей сложности 38% считают: закон принимается лишь для того, чтобы сбить волну акций протеста либо просто расправиться с участниками антипутинских акций, и это лишь обострит ситуацию.

"Расчет на то, что закон вызовет бурю возмущения, не оправдывается", - пояснил итоги исследования замдиректора "Левада-Центра" Алексей Гражданкин "Независимой газете". Отношение людей к закону, похоже, достаточно противоречивое, но в целом большинство населения не против поправок.

Однако политолог Александр Кынев в комментарии "Ведомостям" высказал мнение, что власти переоценили временный подъем своей популярности: психологическая усталость от политического марафона проходит и протестные настроения возвращаются.