Дважды судимый Романов и Буланов утверждали, что после задержания оперативники тут же стали требовать с них деньги - миллион рублей, угрожая, что в противном случае их отпечатки окажутся в угнанной машине
Global Look Press

Телефон с перепиской следователя вскрыл механизмы фальсификации доказательств в деле об угоне в Московской области. Об этом в большом расследовании сообщает на своем сайте "Радио Свобода": Viber и WhatsApp следователя Следственного отдела (СО) Можайского района лейтенанта юстиции Анастасии Баряевой позволили проследить всю цепь, которая привела в тюрьму задержанных рядом с угнанным автомобилем мужчин, несмотря на множество свидетельств их невиновности и попытку полицейских после задержания вымогать многомиллионную взятку за закрытие дела.

В ночь с 25 на 26 марта 2014 года из подземного гаража в элитном доме на Можайском шоссе пропали две машины - BMW X5 и BMW X6. Хозяева с утра позвонили в полицию, сотрудники ОВД Можайского района в тот же день нашли X6 - на ней стоял маячок охранной системы. Полиция задержала Филиппа Романова и Сергея Буланова. В своей публикации "Свобода" полагает, что они могли вести переговоры о покупке автомобиля. Следствие эту версию не рассматривало, а мужчин в итоге осудили за угон: Романов получил 8 лет строгого режима, а Буланов - 6,5 года общего.

Дважды судимый Романов и Буланов утверждали, что после задержания оперативники тут же стали требовать с них деньги - миллион рублей, угрожая, что в противном случае их отпечатки окажутся в угнанной машине. За время нахождения в ОВД сумма выросла до трех, а затем до пяти миллионов, и ее собрать не смогли. Делу дали ход.

Со следователем по делу - лейтенантом юстиции Анастасией Баряевой - жена Романова Инесса Бирюкова сблизились после попытки инициировать расследование вымогательства в управлении собственной безопасности МВД. Баряева пыталась выудить у нее информацию. Как утверждает "Свобода", однажды Инесса забирала Баряеву с корпоратива, и та забыла в автомобиле телефон. В нем оказалась и рабочая переписка в приложениях WhatsApp и Viber. Материал "Свободы" исследует влияние контактов Баряевой с начальством и экспертами на ход дела. При этом из переписки следует, что в натянутости обвинений она была убеждена с самого начала: "Дело по бэхе жесть какое стремное, доказухи 0, алиби есть, свидетелей нет, короче полная жопа".

Значительная часть опубликованной в материале "Свободы" переписки - диалог Баряевой с врио начальника СО ОВД капитаном юстиции Нелли Тростянской, ныне - заместителем начальника СО. Та советует ей, как обращаться с противоречивыми показаниями, добиваться правильных экспертиз и обещает: "По этому поводу не переживай….. Я тебя в обиду по этому делу не дам".

"Свобода" утверждает, что Баряева в личной беседе с Инессой Бирюковой подтвердила информацию о вымогательстве, и запись разговора есть в распоряжении редакции. "Мне кажется, они сами лоханулись, если они, как мне известно, например, они просили один лям - там еще… Потом им, видать, показалось мало", - цитирует радиостанция Бирюкову.

В суде дело устояло, хотя потребовалось трижды проводить экспертизу отпечатков Романова, а ключом, который якобы использовали "угонщики", внедорожник нельзя было ни открыть, ни завести. Биллинги мобильных показывали, что к дому на Можайском шоссе, откуда угнали Х6, никто из обвиняемых не приближался. Их к делу приобщить отказались.

"Единственным весомым доказательством обвинения помимо слов оперативников долгое время были окурки, со слов полицейских, обнаруженные в пепельнице автомобиля. Экспертиза показала, что они принадлежат Филиппу Романову. Он готов был с этим согласиться, вот только по его словам, окурки эти оперативники собрали с земли - осмотр длился почти пять часов, все это время Романов и Буланов стояли на улице и курили", - сообщает радиостанция.

"Свобода" указывает, что "и Баряева, и Тростянская знали, что сажают невиновных", и упоминали это дело в последующей переписке. Тростянская предлагает больше не "закрывать невиновных", а Баряева соглашается: "Я думаю, BMW достаточно".

Судья Елена Абрамова слушала дело несколько месяцев - с апреля по июль 2015 года. Она приговорила Романова к восьми годам колонии строгого режима, а Буланова к семи годам колонии общего режима, практически слово в слово переписав в приговоре обвинительное заключение. "Свобода" считает, что она "старалась выйти на приговор до отпуска". Кассационная инстанция смягчила срок Буланову на полгода.

По данным "Свободы", и Анастасия Баряева, и Нелли Тростянская по-прежнему работают в ОВД "Можайский". Романов и Буланов сидят в тюрьме. Инесса Бирюкова пытается добиться освобождения мужа в СК, прокуратуре, Госдуме. Радиостанция указывает, что немногие жалобы, которым все-таки дают ход, регулярно спускают на уровень ОВД "Можайский", то есть для рассмотрения начальством тех, кого пытается вывести на чистую воду жена обвиненного.