Генерал-майор юстиции Виктор Шеин и подполковник юстиции Артур Егиев рассказали о подробностях гибели "Курска"
Архив NTVRU.com

В ходе следствия установлено, что на АПЛ "Курск" взорвалось не менее четырех торпед. Об этом в интервью "Независимой газете" сообщили начальник Следственного управления Главной военной прокуратуры (ГВП) генерал-майор юстиции Виктор Шеин и старший следователь по особо важным делам ГВП подполковник юстиции Артур Егиев.

По словам Виктора Шеина, уже известно, какая именно торпеда и в каком торпедном аппарате взорвалась первой. "Это установлено по фрагментам на дне, за пределами лодки. Один элемент даже с номером", - сказал генерал. "Когда все соберем, исключим то, что на дне осталось, - можно будет точно сказать", - дополнил он.

Шеин сообщил, что версия о столкновении "Курска" с иностранной подлодкой до сих пор рассматривается следствием как одна из возможных. От нее откажутся только после того, как будет получено официальное экспертное заключение о причине деформации правого борта атомохода. "Привлеченные нами эксперты не находят следов постороннего внешнего наложения, да и промышленность отрицает версию столкновения. Но есть тем не менее люди, которые указывают на косвенные обстоятельства", - отметил Шеин.

В качестве примера генерал напомнил о том, что одну из натовских лодок сразу после трагедии в Баренцевом море поставили в док в Норвегии. Он также вспомнил и о "загадочном визите
руководителя ЦРУ в Россию вскоре после катастрофы".

Столкновения с российскими кораблями, говорит Шеин, не могло быть: они находились на большом удалении в момент, когда были зафиксированы взрывы. "Ракетные стрельбы проводились накануне, 11 августа. Остальной боезапас на месте. Мы все тщательно проверили", - подчеркнул он.

Говоря о судьбе экипажа "Курска", генерал сообщил, что, судя по предварительным выводам экспертов, не менее восьми часов после взрыва люди еще оставались живы. Лодка была обнаружена лишь спустя 13 часов. Аварийный буй, который мог бы подать сигнал о бедствии другим кораблям, на поверхность не всплыл.

Последняя запись в найденных на "Курске" документах сделана за 14 минут до первого взрыва, "и не обнаружено ничего такого (никаких вводных), что не укладывалось бы в план учений".

Эксперты пока не дали окончательного ответа на вопрос о том, когда погиб последний из экипажа. Это заключение "имеет ключевое значение для следствия, и тут важно не ошибиться", - подчеркнул Виктор Шеин.