Директор Института экономики переходного периода, бывший глава правительства РФ Егор Гайдар считает, что его отравили, и это может быть выгодно тем, кто хочет ухудшить отношения России с Западом
Reuters

Директор Института экономики переходного периода, бывший глава правительства РФ Егор Гайдар считает, что его отравили, и это может быть выгодно тем, кто хочет ухудшить отношения России с Западом. В статье, опубликованной в четверг в газетах "Ведомости" и The Financial Times, Гайдар пишет, что 24 ноября оказался вовлечен в события, "больше всего напоминавшие политический детектив".

Напомним, в этот день Гайдар находился в Дублине, где произошло резкое ухудшение его здоровья. Во время презентации на российско-ирландской конференции своей книги "Гибель империи" бывший и.о. премьера правительства Бориса Ельцина неожиданно потерял сознание. В своей статье он подробно описывает происходившие с ним события с того момента, когда ему стало плохо в Дублине.

По его словам, за дни, предшествовавшие его внезапному недомоганию, он очень сильно устал - сказались несколько тяжелых командировок. В первый день конференции Гайдар почувствовал себя плохо. "Ощущение, похожее на общий наркоз. Что-то видишь и понимаешь, но открыть глаза непросто... Из мыслей одна: вот и долетался", - пишет он.

Тем не менее, Гайдар нашел в себе силы выступить с лекцией, однако во время второго выступления ему стало хуже. "На десятой минуте понял, что ни при каких усилиях воли говорить больше не могу. Извинился, пошел к выходу. Переступив порог зала заседаний, упал в университетском коридоре", - вспоминает Гайдар.

События следующих часов экс-премьер почти не помнит и знает по рассказам тех, кто его окружал. Очнувшись в больнице, Гайдар решил, что причина болезни - "переутомление, наложенное на болячки, которые нередко встречаются у 50-летних мужчин: повышенный сахар, давление".

Врачи были в недоумении: кардиограмма отменная, давление и сахар почти в норме. Экс-премьер, немного придя в себя, решает отправиться в Россию, "где врачи наблюдают меня многие годы, знают мою историю болезни".

Однако и в Москве медики не могут установить причину его недомогания. Гайдар отмечает, что они по профессионально-этическим причинам не могут употребить слово "отравление". "Для этого надо определить отравляющее вещество, а сделать это через 60 часов после произошедшего, особенно если речь идет о секретных токсических веществах, сведения о которых недоступны открытой медицине, невозможно... Если оставаться в рамках здравого смысла, речь идет именно об отравлении", - пишет он.

"Но мы хорошо понимаем друг друга. Можно грешить хоть на зеленых человечков. Если оставаться в рамках здравого смысла, речь идет именно об отравлении", - подчеркивает Гайдар.

"Когда днем 25 ноября впервые промелькнула мысль о том, что произошедшее может быть результатом чьих-то целенаправленных действий, задумался о том, кто за этим может стоять. Кому выгодно?", - пишет Гайдар.

Экс-премьер приходит к выводу, что если это покушение на него, то оно может быть связано только с политикой.

"Кому в российской политике была нужна моя смерть 24 ноября 2006 года в Дублине? Подумав, почти сразу отклоняю версию о причастности к произошедшему российского руководства. После смерти Александра Литвиненко 23 ноября в Лондоне еще одна насильственная смерть известного россиянина, произошедшая на следующий день, - последнее, в чем могут быть заинтересованы российские власти", - пишет Гайдар.

Предположение о причастности радикальных националистов он отвергает - "не их стиль". "Значит, скорее всего, за произошедшим стоит кто-то из явных или скрытых противников российских властей, те, кто заинтересован в дальнейшем радикальном ухудшении отношений России с Западом", - заключает Гайдар.

Ранее сообщалось, что российские врачи, обследовавшие Гайдара, пришли к выводу, что у него есть признаки отравления, однако не установили тип вещества, которым он мог быть отравлен, сообщает "Интерфакс".

Как заявил в минувший вторник пресс-секретарь Гайдара Валерий Натаров, "российские медики, проведя комплексное исследование состояния здоровья Гайдара, тех изменений, которые произошли после 24 ноября, пришли к выводу, что внезапное развитие заболевания, многогранность поражения не укладываются в известную картину нозологических (известных медицине) форм заболеваний".

По его словам, согласно заключению врачей, "клинико-лабораторные проявления заболевания могут быть обоснованы воздействием токсического фактора".

"Егору Тимуровичу назначено амбулаторное лечение, которое продлится две-три недели", - добавил он.