Последние теракты в России и захват заложников в Беслане вновь обрушили на людей безмерное количество лжи, которое не поддается никакому пониманию
AP Photo

Последние теракты в России и захват заложников в Беслане вновь обрушили на людей безмерное количество лжи, которое не поддается никакому пониманию.

По данным всероссийского опроса общественного мнения, который проводился Независимым Аналитическим Центром, в ответ на вопрос о том, что могло послужить причиной сообщения в СМИ неверных фактов, в частности, занижения числа заложников в первые дни, 29% респондентов заявили, что власть хотела преуменьшить масштаб трагедии и уйти от ответственности. 24% считают, что власти вообще не имели информации и давали то, что было. 23% уверены, что это делалось ради того, чтобы спасти заложников, а 19% - чтобы избежать паники в обществе.

Но не только трагедия в Беслане, но все пять последних терактов - это одна сплошная непрекращающаяся хроника вранья, пишет в понедельник газета "Московский комсомолец".

В течение суток после гибели самолетов ни на одном телеканале не прозвучало слово "теракт", хотя было понятно, что в одночасье два самолета в воздухе развалиться не могут. Вместо этого - очередной поток вранья. Западная пресса сразу обвинила Кремль во лжи по поводу катастроф Ту-134 и Ту-154.

В ответ на взрыв автобусной остановки - уголовное дело за хулиганство.

Про заложников в школе говорили, что их от 200 до 300. Позже появилась более "точная и конкретная" цифра, названная властями: в руках террористов находятся 354 заложника. Откуда появилось это странное число - непонятно. И зачем тогда спасатели завезли к школе более 1000 носилок?

Как отмечает "МК", Беслан - это маленький городок (35 тысяч жителей), где все друг друга знают. Да достаточно просто посчитать количество школьников и учителей, умножить эту цифру на два (дети-то пришли с родителями) - вот вам и ответ. Но так уж, видно, привыкли к постоянной лжи, что врут по инерции, не задумываясь о последствиях. Возможно, оправдывая себя, что не врут, а скрывают, дабы не сеять панику и страх. Чтобы не дать террористам "парализовать волю и разложить наше общество" (цитата из обращения президента России Владимира Путина).

Даже после штурма, когда было очевидно, что число погибших близко к 400, народ продолжали "щадить". "Из-под завалов извлекли 90 трупов... 100... 106..." - шли рапорты каждый час. Если постепенно, в час по чайной ложке, вроде и не так страшно.

"Террористы считают, что они сильнее нас", - сказал президент. Наверное, он (а точнее, те, кто писал ему речь) полагал, что звучит это очень эффектно. А на деле - так оно и есть. Да, террористы сильнее нас. Потому что еще ни в одной стране мира за неделю не случалось 5 терактов, да еще такого масштаба: 406 погибших в Беслане, 90 - в двух самолетах, 10 - на "Рижской". Этот счет явно в пользу террористов. Мы же до сих пор не знаем даже, сколько бандитов орудовало в школе.

Говорили сначала о тридцати. Троих якобы задержали, восемь нашли бездыханными. Где же еще девятнадцать? "Анонимные источники" (о неприятном всегда говорят "анонимные источники", чтобы потом не с кого было спрашивать) сообщали: ведется поиск 13 террористов. Потом объявили, что ищут не тринадцать, а четырех, хотя число задержанных при этом не изменилось.

Сообщили, что боевики покинули здание под видом заложников. В связи с этим "МК" напоминает, что один из бывших директоров ФСБ Михаил Барсуков (глава ФСБ с июля 1995 по июнь 1996 года - прим.ред. NEWSru.com) тоже очень сильно сокрушался, что блокированные в Первомайском чеченцы ушли из тройного кольца окружения, ибо никто не мог предположить, что они умеют бегать босиком по пашне.

Как будто не было до этого "Норд-Оста" и уходивших из него боевиков. Как будто не было Первомайского и Кизляра.

Что толку от заявлений, что теперь мы знаем боевиков поименно. Это все равно что если врач, у которого на операционном столе умирают пациенты, похвалится тем, что теперь он точно знает причины смерти. Где были наши спецслужбы, когда 30 вооруженных бандитов входили в Осетию? Где были они, когда шахидки закладывали взрывчатку в самолеты: ясно ведь, что, не имея сообщников в аэропорту, преступники действовать не могли.

Спецслужбы в очередной раз реорганизовались и реформировались, потому что всего 2 месяца назад Путин подписал указ о новой структуре ФСБ в целях "оптимизации", "усиления", "повышения эффективности". Но теперь нужно, оказывается, создавать "гораздо более эффективную систему безопасности" (еще одна цитата из президентского обращения).

- Почему так случилось: основные версии трагедии

В своем обращении к народу Путин признался в слабости и полном банкротстве власти и силовых ведомств

В момент величайшего кризиса президент Владимир Путин сохранял практически полное молчание, отмечает The Washington Post (перевод на сайте Inopressa.ru). Информация о количестве жертв понемногу исчезала. Секретность и замалчивание, инструменты авторитарного прошлого характеризовали телевизионные трансляции. Три основных российских телеканала контролируются государством.

Вскоре после взрыва и выстрелов, раздавшихся в школе, главный телеканал страны отключил трансляцию творящегося кошмара и начал показ сериала про шпионов времен Второй мировой войны. Через двенадцать часов после того, как спецназовцы ворвались в школу, Путин все еще не произнес ни слова публично, что повторяет его стремление к скрытности во время трагедии подводной лодки "Курск" четырехлетней давности.

Но на четвертый день Путин все же обратился к народу. Он несомненно хотел, чтобы нация его услышала. Для этого речь много раз транслировалась по радио и ТВ. Это обдуманная, коллективно выработанная и написанная речь, отмечает "Московский комсомолец".

Но речь сочиняли второпях: не успели заметить, сколько правды проскользнуло в текст, не успели ее вычеркнуть; лишь местами слегка замазали красивыми словами: "...ко многому, что изменилось в нашей жизни, - оказались абсолютно неподготовленными...
Мы перестали уделять должное внимание вопросам обороны и безопасности, позволили коррупции поразить судебную и правоохранительную сферы.
...наша страна - с некогда самой мощной системой защиты своих внешних рубежей - в одночасье оказалась не защищенной ни с запада, ни с востока.
...мы могли бы быть более эффективными, если бы действовали своевременно и профессионально.
...мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом.
...не смогли на них адекватно среагировать. Проявили слабость".

По смыслу - это явка с повинной или прошение об отставке. Это признание полного банкротства силовых ведомств. А именно на силовиков и на силовое решение всех проблем делалась ставка в последние годы.

Смысл - покаянный. А интонация - геройская. Власть сообщает, что будет рулить и впредь. Вот эта, та самая, которая:
- абсолютно неподготовленная;
- переставшая уделять внимание обороне и безопасности;
- действующая несвоевременно и непрофессионально;
- не проявившая понимания;
- не умеющая адекватно реагировать на опасные процессы, происходящие в собственной стране;
- позволившая коррупции поразить судебную и правоохранительную сферы (то есть самое себя, ибо эти сферы - неотъемлемая часть власти, ее главные инструменты).

Власть заявила:
"...Мы просто не можем, не должны жить так беспечно, как раньше. Мы обязаны создать гораздо более эффективную систему безопасности, потребовать от наших правоохранительных органов действий, которые были бы адекватны уровню и размаху появившихся новых угроз. В ближайшее время будет подготовлен комплекс мер, направленных на укрепление единства страны. Считаю необходимым создать новую систему взаимодействия сил и средств, осуществляющих контроль за ситуацией на Северном Кавказе".

Признав банкротство, Власть провозглашает: создадим! подготовим! потребуем! Но эта команда пришла в 1999-м. Что сделано за пять лет?

Создали огромное наркотическое министерство. За два или три года своей работы оно победило только ветеринаров. Офицеры милиции и ФСБ крышуют наркоторговцев, а под судом - ветеринары.

Обещали (и создали) какие-то структуры, которые должны были спасти и пригреть беспризорников. Громкая была кампания. А безотцовщины стало больше, они по-прежнему живут на чердаках и в подвалах, нюхают, колются и используются как материал для секса и порно.

Министр обороны Иванов победил начальника Генштаба Квашнина. Это все. Больше у армии никаких побед за четыре года.

Шеф ФСБ Патрушев добивался, чтобы погранвойска были переданы в его подчинение. А его Верховный главнокомандующий обнаружил, что мы беззащитны со всех сторон.

Правительство Фрадкова - самый яркий пример тех реорганизаций и перестроек, на которые способна Власть. А за этой реорганизацией - хаос и пустота. Оклады себе подняли, у бедняков льготы отняли - это, что ли, победа?

Дума и Совет Федерации побеждены, полностью разгромлены, обращены в рабство - а разве это враги? Мы же их сами выбирали. (Вроде бы мы, вроде бы сами, вроде бы выбирали.)

И после катастроф Первой чеченской войны, и после "Норд-Оста" эта Власть заявляла: мол, пресса виновата. Журналистов записывали в дудаевцы, в басаевцы... Сейчас пресса никуда не совалась, послушно повторяла про 120 заложников (десятикратно занижая размер беды). Пресса говорила только то, что ей разрешала Власть, - теперь что помешало? кто виноват?

Да, мы к демократии не готовы. Невозможна демократия без честного суда, без честной полиции, без честных выборов и т.д. Демократия наша - туркменская, сделанная из секретарей обкомов и агентов КГБ (только золотых статуй на площадях не ставим, стесняемся).

Нет духа демократии. Есть форма (то есть формальность, липа), а дух - феодальный. Вот демократическая форма и не выдерживает, трещит.

Еще меньше к демократии готова Чечня. Напрасно играть с чеченцами в демократию, выборы, референдумы, конституции. За эти игрушки с нами расплачиваются беспощадно, без малейшей скидки.

Пусть Чечня будет частью России, запертой на замок. И пока они не принесут головы тех, кто посылает террористов убивать детей, - не открывать, не кормить, денег не давать.

Импотенция власти на Кавказе

Трагедия в Беслане не только показала всей стране беспомощность спецслужб. Очевидностью стала еще одна страшная реальность: власть на Кавказе полностью импотентна.

Кого требовали к себе на переговоры террористы? Президентов Осетии и Ингушетии, детского доктора Рошаля. Рошаль прилетел тем же вечером. Репортажи об этом показали по всем каналам. Об участии в переговорах Дзасохова и Зязикова не сказали не слова. Вместо Дзасохова - его пресс-секретарь на приличном удалении от места событий. А Зязиков объявил в коротком газетном интервью, что впрямую переговорами не занимается. Вместо Зязикова и Дзасохова на переговоры пошел Руслан Аушев. Тот самый бывший ингушский президент, которого взашей вытолкали из власти, заставили даже покинуть республику.

И Зязикова, и Дзасохова Кремль к власти привел на штыках, отмечает "МК". (Против основного конкурента Дзасохова - Сергея Хетагурова - возбудили уголовные дела. Главного соперника Зязикова - Хамзата Гуцериева - уволили из МВД и угрозами заставили сняться.) Эти люди удобны, управляемы, послушны. Только у такого удобства есть и обратная сторона. Марионетки не бывают самостоятельными.

Кремль хотел создать вертикаль управляемости. В Кремле считали, что, если кавказские президенты будут ловить каждое их слово на лету, это обеспечит стабильность и державность. А вышло - наоборот. Страна получила слабых, беспомощных правителей, не умеющих принимать решения и брать на себя ответственность.