Генпрокуратура России признала законным возбуждение уголовного дела о получении взятки против четырех бывших прокуроров из Подмосковья, замешанных в громком скандале с "крышеванием" подпольных казино
Moscow-Live.ru

Генпрокуратура России признала законным возбуждение уголовного дела о взяточничестве против четырех бывших прокуроров из Подмосковья, замешанных в громком скандале с "крышеванием" подпольных казино. По мнению следствия, они получили взяток на общую сумму не менее 15 миллионов рублей.

Первоначально дело по части 4 статьи 290 УК РФ, грозящей тюрьмой на срок до 12 лет, было возбуждено Главным следственным управлением Следственного комитета (СК) РФ по Московской области еще 25 марта. Но тогда же прокуратура отменила постановление о его возбуждении.

Речь идет о бывшем первом заместителе прокурора Московской области Александре Игнатенко, бывшем начальнике 15-го управления областной прокуратуры Дмитрии Урумове, а также о бывших прокурорах Ногинска и Клина - Владимире Глебове и Эдуарде Каплуне.

Игнатенко и Каплун ранее скрылись, и в четверг были объявлены в федеральный розыск. Урумов сейчас содержится в СИЗО, Глебов был задержан накануне, когда явился по повестке на допрос к следователю, передает ИТАР-ТАСС.

В Басманном суде Москвы в пятницу рассматривались ходатайства следствия об аресте обоих, они в итоге были удовлетворены. Урумов арестован до 4 июля, Глебов - до 5 июля. Он был доставлен на заседание под охраной ФСБ. Перед его началом Глебов успел сказать журналистам, что считает себя невиновным.

Вынося решение по Урумову, судья учла, что он "обоснованно подозревается в совершении особо опасного преступления и, как бывший прокурор, обладает обширными связями и процессуальными знаниями, которыми может воспользоваться для воспрепятствования следствия". Защита намерена обжаловать это решение в Мосгорсуде.

Урумов был готов "откупиться" миллионами, хотя на нем больные дети и родители

Ранее в пятницу, представляя обоснования для ареста Урумова, представитель СК заявил, что оставаясь на свободе, тот может скрыться, как это сделали Игнатенко и Каплун, в том числе за рубежом, а также попытаться скрыть следы преступления или оказать давление на свидетелей.

В подтверждение последнего довода следователь сообщил, что другие фигуранты дела о незаконном игорном бизнесе - предполагаемый организатор Иван Назаров, а также Марат Мамыев и другие - заявили, что Урумов и Игнатенко ранее через адвокатов "оказывали на них давление с тем, чтобы они не давали правдивых показаний".

Однако прокуратура ходатайство следствия об аресте Дмитрия Урумова не поддержала, сообщает "Интерфакс". По ее мнению, "доводы следствия основаны исключительно на результатах оперативно-розыскной деятельности, которые не подтверждаются доказательствами". Нет также и свидетельств того, что Урумов и Игнатенко пытались заставить замолчать Назарова.

"Я ходатайствую об избрании Урумову меры пресечения в виде домашнего ареста", - заключил представитель прокуратуры в Басманном суде Алексей Романенко.

Сам же Урумов попросил отпустить его под залог в 3 миллиона рублей или избрать иную меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей. Он обосновывал это тем, что не может никуда скрыться - у него нет загранпаспорта, а общегражданский паспорт у него забрало следствие. Кроме того, он сообщил, что у него трое больных детей и жена, а также на его попечении находятся престарелые родители. Урумов также отрицал, что угрожал Ивану Назарову и другим фигурантам "игорного дела".

Экс-прокурор Ногинска пожаловался суду на бедность и белезнь

Бывший прокурор Ногинска Владимир Глебов также попросил суд отпустить его под залог, но намного меньшего размера - 500 тысяч рублей. По его словам, эта сумма для него очень серьезная, так как он живет в "хрущевке" как обычный советский человек". "У меня нет загранпаспорта, я никогда не ездил за границу и не шиковал", - сказал экс-прокурор.

Альтернативой, по его мнению, мог бы стать домашний арест. Глебов сообщил, что имеет серьезное заболевание - туберкулез легких, и с 2008 года состоит на учете в туберкулезном диспансере. Он подчеркнул, что был задержан после добровольной явки к следователю. "Если бы я был намерен препятствовать следствию или скрываться, то вряд ли бы пришел", - сказал он.

Данную позицию поддержал представитель Генпрокуратуры, пояснив суду, что Глебов являлся по вызову следователей на допросы и давал показания.

Однако следователь настаивал, что есть основания предполагать, что экс-прокурор Ногинска попытается скрыться. Он также отметил, что после задержания Глебов был осмотрен фельдшером и признан здоровым. Судья же, вынося решение о его аресте, заметила, что туберкулез не препятствует содержанию под стражей.

Как "игорное подполье" кормило прокуроров

Бывшие прокуроры лишились должностей по итогам проверки Генпрокуратуры, назначенной из-за "игорного скандала" в Подмосковье. По данным ФСБ, они были причастны к нелегальному бизнесу, приносившему доход от 5 до 10 миллионов долларов в месяц.

По данным следствия, подозреваемые систематически получали от организатора подпольной сети казино Ивана Назарова и других лиц деньги за беспрепятственную организацию азартных игр в регионе.

Главными фигурантами по делу о нелегальных казино проходят организатор сети Иван Назаров, два его помощника - Алла Гусева и Марат Мамыев, а также трое полицейских - заместитель начальника отдела по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Подмосковья Николай Пышкин и оперуполномоченные этого же отдела Дмитрий Акулин и Сергей Ермаков. Полицейских подозревают в "крышевании".

13 апреля в суде были оглашены показания главного свидетеля Ивана Волкова, согласно которым Назаров давал взятки различным прокурорским работникам и представителям силовых ведомств. В частности, Гусева ежемесячно передавала Мохову и Игнатенко по 50 тысяч долларов.

Урумов был уволен 14 апреля вместе Моховым и Игнатенко. Позже Мохов был назначен заместителем Московского межрегионального транспортного прокурора, что, по словам официального представителя Генпрокуратуры, "является существенным понижением в должности - с меньшим объемом работы и более узкими полномочиями".

Ногинский и клинский прокуроры Глебов и Каплун были уволены 22 апреля.