Около 30 человек, в основном пожилых, участвовали в церемонии открытия 1 июля на московском Донском кладбище памятника репрессированным немцам - гражданам Германии и Австрии, осужденным советскими военными трибуналами на территории ГДР
Aktuell.ru

В начале 50-х годов жертвами террористической юстиции Сталина пали около тысячи немцев. Они были расстреляны в Москве, и десятилетиями об их судьбе ничего не говорилось.

Около 30 человек, в основном пожилых, участвовали в церемонии открытия 1 июля на московском Донском кладбище памятника репрессированным немцам - гражданам Германии и Австрии, осужденным советскими военными трибуналами на территории ГДР в период с 1950 по 1953 годы и вывезенным впоследствии для расстрела в Москву. Прах этих немцев был кремирован и захоронен на территории Донского крематория.

По архивным данным, обнаруженным сотрудниками Международного историко-просветительского общества "Мемориал" в Центральном архиве ФСБ РФ, из более 7 тысяч репрессированных, чьи останки были захоронены на Донском, около 700 человек были гражданами Германии.

Как сообщила ИА Regnum исполнительный директор общества "Мемориал" Елена Жемкова, установка памятника и сбор средств на него были инициированы родственниками репрессированных, международным обществом "Мемориал", Немецким обществом по уходу за военными могилами и другими российскими и немецкими общественными и правительственными организациями.

Сузанне Приземанн из Шверина этот день дался тяжело. Ее отец нашел последнее пристанище на кладбище Донского монастыря – вместе с сотнями других немцев, которые в начале 50-х годов попали в жернова террористической системы Сталина, пишет интернет-газета немецкого информационного агентства RUFO, работающего в России Aktuell.ru. (Перевод на сайте Inopressa.ru.)

Герхард Приземанн после войны стал членом восточного ХДС и был схвачен в 1951 году прямо на улице. Он уже не вернулся домой. Его доставили в СССР, где и казнили, и об этом его семья узнала только спустя много лет. Единственным прегрешением отца четверых детей было то, что он дал взаймы пишущую машинку человеку, который печатал на ней антисоветские листовки. Смертный приговор московского суда уместился всего на одной странице.

"Казни по большей части происходили поздно ночью", – рассказывает Арсений Рогинский, председатель правозащитной организации "Мемориал". Затем трупы расстрелянных сразу сжигали в крематории Донского монастыря, а пепел ведрами носили в братские могилы на монастырском кладбище. Уничтожались не только люди, но и любая память о них, пишет издание.

Именно поэтому попытки прославления диктатуры Сталина сегодня еще страшнее, считает председатель российской комиссии по реабилитации Александр Яковлев. Вопрос, можно ли опять ставить советскому вождю памятники, активно обсуждался в России в преддверии празднования 60-й годовщины советской Победы во Второй мировой войне.

"Штази" поставляла Советам шпионов

В Федеративной Республике до сих пор мало что известно о судьбе немецких жертв Сталина, утверждает берлинский историк Франк Драушке. В ходе своих исследований он выяснил, что в большинстве случаев инициатива арестов исходила не от советских оккупационных властей, а от службы государственной безопасности ГДР. Почему сотни людей привозились из ГДР на казнь в Москву, до сих пор до конца неизвестно.

В "Книге Памяти" правозащитная организация "Мемориал" разместила более пяти тысяч кратких биографий жертв террора, только тех, кто был похоронен на Донском кладбище, среди них – более 900 немцев и примерно 80 австрийцев. По другим данным, репрессированных немцев было около 700 человек.

"При работе российских историков над списками выяснилось, что самая большая группа расстрелянных и захороненных на Донском кладбище иностранцев - это немцы. До сих пор то, что более 700 человек, арестованных на территории ГДР в последние годы сталинизма, были привезены для расстрела в Москву, не было известно немецкой общественности", - рассказал берлинский историк Франк Драушке.

Кроме того, памятный камень на кладбище напоминает обо всех немцах, которые пали в Москве жертвой сталинских палачей. В горестном списке – знаменитые фамилии, например, послевоенного бургомистра Потсдама Эрвина Келера и его жены, но там же и имена 16-летних школьников.

"Поразительно, что среди этих жертв такое огромное количество молодых людей - студентов и даже школьников, которые были арестованы, обвинены в шпионской деятельности и приговорены к расстрелу", - говорит Драушке.

"Я разделяю чувства родственников, но еще я ощущаю некоторую зависть, так как у вас теперь есть хотя бы место, куда вы можете принести цветы", - сказал на траурной церемонии председатель "Мемориала" Арсений Рогинский. Миллионы людей в России до сих пор ничего не знают о судьбе членов своих семей, и Рогинский – один из них.

В последние годы жизни Сталина немцы составляли в Москве самую большую группу приговоренных к смерти, отмечает немецкое издание.

По словам немецкого историка, в ходе архивных исследований выяснилось, что в основном преследования против этих людей начались со стороны министерства госбезопасности ГДР, и только потом они были переданы советским органам безопасности. "Сейчас, наконец, мы хотим увековечить их память, и первым шагом станет мартиролог и памятник на Донском кладбище", - заявил Франк Драушке.