Глава кремлевской администрации Сергей Иванов в большом интервью "Комсомольской правде" поведал о своей службе в разведке и учебе со своим нынешним боссом Владимиром Путиным в КГБ
Reuters

Глава кремлевской администрации Сергей Иванов в большом интервью "Комсомольской правде" поведал о своей службе в разведке и учебе со своим нынешним боссом Владимиром Путиным в КГБ, объяснил, за что был удостоен госнаград, а также высказал свое мнение о цензуре в интернете и проблеме американской ПРО.

"Я работал в Западной Европе и в Африке. Лет 15 по линии политической разведки. Могу сказать, что специализировался на западниках, как это называлось в обиходе. Был резидентом, когда уже сильно подрос по служебной лестнице", — рассказал Иванов. При этом он опроверг слухи о работе в Швеции: "Да, я там бывал, но не работал".

"В СВР я был первым замом начальника европейского управления внешней разведки. Там за конкретную разведывательную операцию я получил один орден. Это было связано с одной вербовочной операцией", - рассказал руководитель администрации президента, не раскрыв подробностей об этой загадочной успешной операции. В 45 лет он получил в СВР звание генерала и вскоре ушел оттуда.

Кроме того, у него "есть одна госнаграда за короткий период службы в ФСБ за конкретную контрразведывательную операцию", о которой он сказал так: "Хорошее дело сделали, о котором через 75 лет, может быть, вы и узнаете", напомнив, что таков срок секретности.

Знакомство с Путиным

С нынешним президентом Путиным Иванов в один год окончил Ленинградский университет, но там они знакомы не были, поскольку учились на разных факультетах, а познакомились уже в КГБ. "В Ленинградском управлении было очень небольшое разведывательное подразделение. Вот там мы, как молодые совсем опера, лейтенанты и познакомились", - рассказал Иванов.

За время службы вместе с Путиным в КГБ были и моменты, о которых он вспоминает с улыбкой, признался Иванов и привел один пример.

Пришли они с Путиным как-то на партсобрание. Вел его опытный нелегал, полковник. Объявляет: повестка дня нашего собрания - "Роль партийной организации в деле повышения эффективности вербовочной работы среди иностранцев. "Если вдуматься, это же действительно маразм, конечно. Вербовочная работа - сугубо индивидуальная и проводится в интимной обстановке. А вот партийная организация тут при чем?" - задал Иванов риторический вопрос.

Сейчас с Путиным они видятся почти ежедневно, либо по телефону общаются "и не по одному разу", подытожил Иванов эту тему.

"Дебилизация" в Сети и "тьма" по ПРО

Среди других тем интервью можно отметить высказывания Иванова по злободневным вопросам о свободе в интернете и американской противоракетной обороне в Европе.

Регламентировать интернет не нужно - это может привести к цензуре и даже к злоупотреблениям, считает глава администрации Кремля. В то же время он считает необходимым поставить заслон "дебилизации, моральному одичанию населения".

"Когда люди сидят сутками и смотрят "такой контент", у них голова становится не в порядке", - считает Иванов. Кроме того, "в таких вещах, как педофилия, растление малолетних, конечно, нужно принимать меры, прежде всего, применять их к провайдеру", считает он.

Кроме того, по его мнению, "необходимо усилить компьютерную безопасность по чувствительным для государства сферам, тем же секретным сведениям". Иванов подчеркнул, что "роль открытых источников информации в связи с развитием информационных технологий, в частности интернета, возросла неимоверно", и напомнил о Джулиане Ассанже, который "влез" в секретную переписку американского Госдепа.

По его мнению, в каждой крупной корпорации должно быть свое подразделение информационной безопасности, "которое в конечном счете должно головой отвечать, что хакеры именно сюда не проникнут". В этой сфере у России и США "примерно одинаковый подход", отметил Иванов.

Зато в дискуссии с США по проблеме европейской ПРО он пока не видит даже "света в конце тоннеля". Иванов подчеркнул, что "конфигурация мировых сил или безопасности, она меняется, и мы это должны учитывать и учитываем в своем планировании и в разработке соответствующих систем вооружения". "Иначе быть не может", - резюмировал он.