Die Zeit: Коррупция с российской спецификой
Коллаж NEWSru.com

Масштабы коррупции и отмывания денег в России достигают половины ее ВВП, пишет Йоханнес Фосвинкель в статье в немецкой газете Die Zeit (перевод на сайте Inopressa.Ru).

Статья начинается с истории про скандал вокруг "Телекоминвеста". Скромный доход примерно в 3000 немецких марок указан в налоговых декларациях Людмилы Путиной за 1998-й и 1999 годы. Эти суммы она получила от петербургской телефонной компании "Телекоминвест". За эти деньги Путиной, супруге нынешнего российского президента, многого делать не приходилось: в московском отделении компании она отвечала на телефонные звонки и организовывала деловые встречи.

С недавних пор "Телекоминвест" оказался в центре прокурорского расследования в Германии, Швейцарии и Лихтенштейне. Речь идет о подозрении в недобросовестной приватизации государственных фирм, расхищении имущества и отмывании денег. Во Франкфурте был произведен обыск в центральном офисе Commerzbank, у которого в течение четырех лет в доверительном управлении находился пакет акций "Телекоминвеста".

Как предполагает прокуратура, немецкие банковские служащие, возможно, оказывали помощь в отмывании грязных денег из России. Андреас де Мезьер, член правления Commerzbank, в течение длительного времени отвечавший за работу банка в Восточной Европе, взял ответственность на себя и ушел в отставку.

Зато на своем месте по-прежнему остается Леонид Рейман, один из учредителей "Телекоминвеста". И сегодня он в качестве российского министра связи в кабинете президента Владимира Путина нижайше склоняет голову. Рейман и Путин – старые знакомые. Когда Рейман в 1994 году создавал из двух государственных фирм холдинг "Телекоминвест", разрешение на это давал первый вице-мэр Санкт-Петербурга – Путин.

Неудивительно, что российский генеральный прокурор, который обычно кичится операцией "чистые руки", которая проводится по итальянскому образцу, до сих пор игнорирует расследование, ведущееся в Западной Европе. В газетах публикуются лишь маленькие заметки, где-то в середине номера, которые, очевидно из самозащиты, ограничиваются известными фактами и западными источниками. Тем не менее, следственные действия бросают свет на теневую сторону российской экономики – на коррупцию.

Общество тотального недоверия

Индия, Малави и Мозамбик – это соседи России на мировом рейтинге коррупции, который каждый год составляет берлинская организация Transparency International. 90-е место России из 146 – не самый хороший показатель. Коррупция в стране разрослась на почве специфической мешанины остатков социализма и нового хищнического капитализма девяностых годов. Когда внешняя торговля лесом, драгоценными камнями и цветными металлами становилась все больше доступной для частных фирм, российские чиновники вошли во вкус, в особенности те, которые отвечали за распределение экспортных квот.

В те годы до 50% доходов от экспорта попадали непосредственно в руки купленных бюрократов. Позже охотники до дармового добра, которые в ходе приватизации не всегда чистыми методами поделили между собой доходную государственную собственность, стали темой для крупных заголовков. Возникшее тогда хитросплетение управленческого аппарата, политики и экономики по сей день демонстрирует свою живучесть.

"Выгоду получили, в первую очередь представители партноменклатуры, которые прежде контролировали собственность, но не владели ею", - заключает исследователь коррупции Георгий Сатаров, в народе же говорят об "ограблении бедных, чтобы накормить богатых".

Сколько денег было расхищено в эти годы, сколько украдено и отмыто, никто не знает. Утечка капитала из России лишь приблизительно указывает на масштабы гигантского перераспределения собственности: по скромным данным Центрального банка, с 1994 года из страны исчезло более 200 млрд долларов. Насколько эти деньги связаны с мошенничеством или другими преступными махинациями, определить невозможно.

В остатке получилось общество недоверия. Опросы общественного мнения показывают, что только одна четверть россиян склонна к доверию. В стране, где юстиция и администрация лишь условно защищают авторские права и договорные обязательства, отсутствует важная опора для экономического сотрудничества. Недоверие удерживает многих от больших реинвестиций в собственные предприятия и ведет к росту издержек, например, когда предпочтение отдается известному деловому партнеру, а не неизвестному, предлагающему более выгодные условия.

Коррупция в России - это не ошибка в системе, а ее важная составная часть. Как доказывает новым исследованием своего института ИНДЕМ московский исследователь коррупции Сатаров, которое подтверждается опросами общественного мнения, к коррупции применимо то, что президент Путин обещал для всей экономики: стабильность и рост. В среднем каждый предприниматель тратит в год на взятки 135800 долларов – за четыре годы эта цифра выросла в 13 раз. В целом, по словам Сатарова, экономика расходует в коррупционных целях 316 млрд долларов в год - это 50% ВВП.

Получателями являются, прежде всего, инспекторы санэпиднадзора, пожарной охраны и лицензирующих органов. К наиболее абсурдным происшествиям можно отнести случай, произошедший в 1999 году в Новокузнецке, где одной мороженщице пришлось свернуть выносную торговлю на набережной, так как у нее не было разрешения от пожарной охраны. И хотя российское министерство экономики утверждает, что тем временем разрешительные процедуры были упрощены посредством закона, однако гидра коррупции восстанавливается быстро. "Предприниматели подтверждают, что система одного окна функционирует, – говорит Сатаров. – Но приходить туда приходится не меньше шести раз".

Не только для экономики, также для простых граждан коррупция – это будничное явление. Они, согласно институту ИНДЕМ, тратят на взятки около 3 млрд долларов в год. Выбор подарка, который преподносится в качестве взятки, например, шелкового платка от Dior для дамы или DVD-плеера для мужчины – это тяжкий труд. Однако речь идет преимущественно о деньгах: за признание права на пенсию, за устройство на работу, за место в хорошем вузе или нужное судебное решение.

Чиновничья элита и олигархи практически неприкосновенны

Российской элите сегодня практически не грозит уголовное преследование. Дмитрий Аяцков, губернатор Саратова, который из-за подозрения в коррупции был вынужден оставить свой пост, был вознагражден Путиным должностью российского посла в Белоруссии.

Там же трудится Павел Бородин. Бывшему начальнику Путина по кремлевской администрации было предъявлено обвинение в том, что он получил взятки в размере 25 млн долларов от швейцарских строительных фирм. В апреле 2001 года Россия за залог в размере 3 млн долларов выкупила его из женевского следственного изолятора – после чего Бородин назвал Путина "настоящим человеком". Он пообещал, что и дальше будет работать на благо своей страны – в качестве более чем обеспеченного государственного секретаря Российско-Белорусского союза. Позже в Швейцарии он был приговорен к штрафу в размере 300 тысяч франков.

Коррупцию в России не просто терпят, она является средством политической борьбы. "Тот, кто скомпрометирован и коррумпирован, – говорит эксперт Сатаров, – находится на крючке". Каким образом, показало дело когда-то самого богатого человека в России, нефтяного миллиардера Михаила Ходорковского. Два года назад он лично упрекнул Путина в том, что государственный нефтяной концерн "Роснефть" приобретает фирмы за взятки.

"Коррупция в стране распространяется, – сказал тогда строптивый олигарх. – Можно сказать, что она началось с нас. Однако раньше или позже мы должны ее остановить". Путин отреагировал раздраженно и с угрозой в голосе спросил, каким образом концерн Ходорковского ЮКОС приобрел свои большие нефтяные резервы. В конце мая за мошенничество суд приговорил Ходорковского к девяти годам заключения в колонии. А "Роснефть" на сомнительном аукционе отхватила прибыльную дочернюю фирму ЮКОСа "Юганскнефтегаз".

Кое-какие вещи воспринимаются как последнее предупреждение Кремля. Едва Михаил Касьянов, бывший премьер-министр, уволенный Путиным в феврале 2004 года, намекнул этой весной, что он может стать кандидатом от оппозиции на следующих президентских выборах, прокуратура возбудила против него уголовное дело. Обвинение гласит: он купил государственную дачу, стоящую миллионы, за смешную сумму в 370 тысяч долларов.