После вынесения обвинительного приговора Алексею Пучугину на прошлой неделе, Леонид Невзлин, основной акционер Group Menatep, заявил, что теперь последует обращение в суд по правам человека в Страсбурге
Архив NEWSru.com

После вынесения обвинительного приговора Алексею Пучугину на прошлой неделе, Леонид Невзлин, основной акционер Group Menatep, заявил, что теперь последует обращение в суд по правам человека в Страсбурге. Адвокаты считают, что можно рассчитывать на ускоренное рассмотрение дела, сказал Невзлин. "Ведь оно вопиющее - человека осудили за убийство, при том что нет тел убитых".

Невзлин рассказал, что к нему приходили люди и предупреждали, каким будет приговор. "Понятно, что его выбрали для того, чтобы достать меня. Но они совершили две ошибки. Во-первых, совершенно не понятно, с чего они взяли, что он был мне близким человеком и моим помощником. Во-вторых, они недооценили самого Пичугина, решив, что он, как бывший сотрудник органов, меня оговорит", - сказал Невзлин.

- А о том, каков будет приговор Ходорковскому, вам рассказывали?

- Дают утечки все время, называют разные сроки. У Ходорковского чуть лучше ситуация, у него открытый процесс, у него коллегия профессиональных судей.

Леонид Невзлин в интервью Newsweek рассказал, что Ходорковский с ним дважды советовался, когда принимал решение не уезжать из страны. На вопрос, каков же был совет, Невзлин после небольшой паузы ответил, что посоветовал уезжать. Он советовал так, потому что очень четко понимал, что нельзя отдавать себя в руки опасного человека, который находится у власти. "Бороться проще здесь (Израиле), чем в тюрьме. В этом у нас были идеологические разногласия с Мишей. Я считаю мир открытым и глобальным, а потому все равно, где продолжать свою борьбу. Он - что, уехав, потеряет на это право. В России есть такое восприятие - уехал, значит, предатель. Ну и, конечно, тяжело уехать в ситуации, когда твой близкий друг (Платон Лебедев) находится в заключении. Но и ради Платона лучше было уехать", - считает Невзлин.

Говоря о причинах конфликта с властью, Невзлин полагает, что, возможно, решение отобрать компанию было принято значительно раньше. "В этом смысле для меня очень показателен момент, когда (управление делами президента) отобрали у нас санаторий "Русь" (в Сочи). Отобрали беспредельно, незаконно, без компенсации, отобрали даже не у нас, а у нефтяников. А причина - в том, что мы, с точки зрения власти, вели себя неадекватно. Например, активно занимались политикой и образовательными проектами. У нас с самого начала не сложились отношения с Сечиным", - сказал Невзлин.

Невзлин рассказал, что Сечин курировал бизнес и отношения с правительством. Но, по мнению Невзлина, дело не в Сечине и не в главе "Роснефти" Сергее Богданчикове, а дело в личной неприязни и зависти Путина. "Без его ведома все это начаться не могло", - заявил он.

- Когда, по-вашему, вами была допущена главная ошибка?

- В 1996 году. Хотя мы и не были организаторами переизбрания Ельцина, но мы были его участниками. Тогда Чубайс решил, что можно на время отменить свободу СМИ, а потом ее вернуть. Но ее так и не вернули, а нынешняя система утвердилась уже при Путине. Оглядываясь назад, думаю, может, стоило тогда допустить победу Зюганова? Уже не знаю.

Что Невзлин с Ходорковским думали о Путине в 1999 году

"Я с Путиным познакомился в 1999 году. Меня привели к нему на встречу. Он произвел на меня нейтрально неплохое впечатление. У нас был с ним разговор ни о чем, который закончился его словами о том, что надо чаще встречаться. Это было за неделю до того, как он стал премьером", - рассказал Невзлин.

- Это были своеобразные смотрины?

Это делалось для того, чтобы люди (из крупного бизнеса) не противодействовали. Это ведь была встреча втемную с человеком, переходящим в премьеры, а потом в президенты, о чем я тогда не знал. Путин мне сказал, что он дружит с рядом олигархов, имеет с ними близкие отношения. Мол, люди приходят раз в неделю, рассказывают о ситуации, а вы ведете себя с Ходорковским странно. Я ответил, что, если бы государство или международная преступность создавали бы нам какие-нибудь проблемы, мы бы пожаловались директору ФСБ. Но государство поддерживает бизнес, а бизнес поддерживает государство, а у нас нет проблем, с которыми мы не могли бы справиться сами, вот мы и не обращаемся. Но вовсе не потому, что мы не уважаем ФСБ. На это он сказал, что и раньше считал меня умным человеком, а теперь в этом убедился.

На вопрос, назвал ли Путин тогда фамилии олигархов, с которыми дружен, Невзлин рассказал, что тот называл имя Петра Авена и предполагался Роман Абрамович, потому что это он привел Невзлина на ту встречу. "Не помню, кажется, вместе с Юмашевым. Ведь Путин - не вполне продукт Березовского. Это скорее продукт Романа Абрамовича, Валентина Юмашева, Александра Волошина и Татьяны Дьяченко. В первое время у нас были очень хорошие отношения с Путиным", - утверждает Невзлин в интервью. "Во-первых, в этот период никаких антидемократических реформ не проводилось. Во-вторых, тогда демонстрировалась дистанция от бизнеса. Это нам обеспечивало рыночные преимущества. За счет накопленного опыта, хорошей команды, знания того, что нужно делать. И именно поэтому в эти годы мы рванули. Причин для осложнений вроде бы не было. Ходорковский о планах привлечь в качестве акционеров американские компании (продать им долю в ЮКОСе) говорил лично Путину. Про идею парламентской республики тоже. Идея передачи власти парламенту даже была записана в послании президента (Федеральному собранию в 2003 году). Кто ее потом оттуда вычеркнул, я не знаю. Конечно, мы не предполагали, что так все кончится. Поэтому власть похваливали".

- А за дела Гусинского с Березовским тоже похваливали?

- Мы никогда не отказывались от помощи НТВ и Гусинскому. А ведь нам даже предлагали поучаствовать в банкротстве канала, он нам был должен. По Березовскому мы были нейтральны, потому что не знали, что там происходит. Думали, возможно, это какая-то внутренняя "семейная" разборка. Это же не было публично. Но он мне сказал, что уже тогда началось противостояние по поводу создания вертикали власти, что он пытался убедить Кремль не делать этого. Если это правда, то он достоин уважения.

- Борис Березовский привлекал вас и других олигархов к операции "Преемник"?

Березовский в данном случае и вообще чаще всего использовался этими мастерами кадрового жанра как генератор политических идей. На него стоит "записать" саму идею преемника. В дальнейшем Березовский просто стал не нужен. Не только Путину, не столько Путину, сколько тем, у кого были с ним партнерские отношения, кто имел перед ним политические и финансовые обязательства, считает Невзлин.

- Я имею в виду Романа (Абрамовича) и людей, которые были вокруг него. Надо сказать, что Березовский им мешал в том смысле, что принципы, которые он исповедует, они все-таки политические, праволиберальные и прозападные, а Роман - человек практичный. Он и его окружение - мастера интриги и закрытого жанра. Им легче было решить вопрос с тем, чтобы Березовского не стало в России, чем выполнить перед ним обязательства. Может быть, и с нашим объединением с Абрамовичем (слияние ЮКОСа и "Сибнефти") было то же самое. Мы обязательно потом разберемся.

Невзлин считает, что если у кого и осталось влияние, то это у Абрамовича. Сейчас, скорее всего, его партнерство с Путиным сохранило для них канал политического влияния.

Сценарий будущих выборов по Невзлину

Невзлин считает, что технологию Березовского уже нельзя продублировать в 2008 году, несмотря на то, что с рейтингом у власти на сей раз все в порядке. "К такой технологии народ уже не готов, народ опять нужно кормить обещаниями. А вся последняя цепочка смены власти - это обещания и обманы", - заявил Невзлин.

- Сейчас вы можете предположить, кто будет выбран в качестве преемника?

- Я вижу два варианта. Первый - самый нереалистичный: Путин и его окружение выберут фигуру на политическом рынке не из самого окружения. И при этом смирятся с его политической независимостью. Я считаю этот сценарий маловероятным. Более вероятно назначение преемника из самого окружения. Здесь придется рассчитывать на вертикаль, которая, надеюсь, будет уже совсем шаткой, и на контроль средств массовой информации. Но любой игрок с политического рынка может побить любого преемника из окружения Путина. Любой - Касьянов, Рогозин, Каспаров, Рыжков, Хакамада. Это видно по Грузии, по Украине, по Киргизии, по Абхазии, наконец.

Однако тут же Невзлин добавил, что вряд ли движение возглавят названные люди, но может появиться новый игрок. Может, это будет кто-то из губернаторов, из нынешних или бывших. Есть еще Глазьев, Геращенко.

Вместе с тем, времени у оппозиции не осталось, подчеркнул Невзлин. "Я считаю, что время бездарно сжирается разговорами. Если продолжать разговаривать про объединение СПС и "Яблока", если Касьянов будет и дальше ждать реакции на свое выдвижение в президенты, то оппозиция и не появится", - сказал он.

Власть обязательно проиграет, потому что она будет еще слабее. "К власти в России пришли политические маргиналы - политтехнологи и гэбэшники. Власть покоится на двух чувствах народа - на почти религиозном уважении к тем, кто правит, и на страхе. Оба эти чувства уже были эксплуатированы по полной программе, особенно второе - потому что политическую власть теперь осуществляет прокурор в интересах Кремля".

По мнению Невзлина, умная власть с таким рейтингом доверия и с растущей ценой на нефть могла бы провести все социальные реформы, минимизировать расходы, инвестировать в приоритетные отрасли, чтобы обеспечить экономический подъем и сняться с сырьевой зависимости. За налоговую реформу в начале первого срока Путина должны сказать спасибо акционерам группы МЕНАТЕП. "Это мы ее провели (один из акционеров, Владимир Дубов, был председателем налогового подкомитета предыдущей Госдумы). Кстати, Кудрин и Греф тогда нас невзлюбили, а потому приняли посильное участие в кампании против ЮКОСа", - сказал он.

По словам Невзлина, другие реформы не начались, потому что первые четыре года власть потеряла, потому что Путин был озабочен рейтингом, чтобы избраться на второй срок, потому что вместо реформ повышали содержание правоохранительной системы, армии, перераспределяли денежные потоки в свои карманы, брали "Газпром", потом "Роснефть", потом ЮКОС. Все было хорошо, цена на нефть выросла с хорошей до ошеломляющей.

Потом подошли ко второму сроку, продолжает описывать прошлый сценарий Невзлин. "Вроде бы теперь Путину надо стать великим реформатором. Но цена на нефть развратила окончательно. Неудачное проведение первой же реформы монетизации сразу дало потрясающий негативный эффект. Представляете теперь, что будет, если цена на нефть упадет даже до $40 за баррель? Теперь понятно, что власть неумна и сама роет себе могилу".

- Но и вы, добывавшие нефть, не перераспределяли средства в другие сектора. Как результат – социальное расслоение и ненависть к богатым.

- Перераспределять - это дело государства, оно должно это делать через налоги. Хотя мы добровольно платили дополнительный налог - вкладывали в глобальные образовательные проекты.

Невзлин сказал, что схемы минимизации, которые стали основанием для претензий налоговой службы и для продажи "Юганскнефтегаза", были законными. Однако правительство так не считает. Доказательства против ЮКОСа строились на том, что трейдеры ЮКОСа, получившие льготы по налогу на прибыль в Мордовии и закрытых городах, не вели там никакой деятельности.

"Это не так. Мы приносили пользу - перераспределяли средства между регионами (кто обеспечил лучшие условия, тот и получил). В любом случае, так делали все", - добавил он.

Революция в России будет после Белоруссии, считает Невзлин

Рано или поздно революция случится и в России. "Думаю, после Белоруссии. Там-то уже все предрешено", - сказал он.

- И вы считаете, что народ проголосует за тех, кто хочет жить при демократии?

- Это глобальная проблема. Народ у нас может голосовать или за левого, или за военного. Все это результат непродуманного перехода от совка к рынку, от совка к демократии. Как построить демократию с левым, нищим, никогда не жившим при демократии населением, если давать ему право голосовать без выборщиков? Это будет долгая борьба. Я просто хочу, чтобы те, от которых сейчас зависит судьба России, - а ведь есть очень приличные, очень передовые люди среди интеллигенции, - наконец, проснулись и перестали бояться.

На вопрос, в чем заключается лично его миссия, Невзлин ответил, что пока не может ничего особенного сделать, кроме как "не давать многим засыпать". "И я еще не до конца перешел на личности. Я, естественно, не рассказываю то, что я знаю о коррупции", - отметил Невзлин.

В заключении интервью Невзлин сообщил, что в Россию, даже если сменится власть, на постоянное жительство он не вернется. "Мне нравится жить в сложившейся демократии. Жить там, где еще долго будут за нее воевать, я не хочу", - заключил он.