Москалькова предложила перевести Дадина в другую колонию
© РИА Новости / Виктор Толочко

Уполномоченная при президенте России по правам человека Татьяна Москалькова выразила недоумение по поводу отсутствия на работе начальника карельской исправительной колонии N 7 в Сегеже Сергея Коссиева во время расследования жалоб оппозиционного активиста Ильдара Дадина на избиения и пытки и внесла предложение о переводе заключенного в другую колонию.

"Целесообразно было бы перевести Ильдара Дадина для отбывания наказания в другую колонию", - сказала Москалькова в интервью телеканалу "Россия 24" (ВГТРК). По ее словам, она уже внесла предложения о переводе Дадина "в другое исправительное учреждение вне зависимости от результатов проверки его жалоб". "Конфликт между ним и руководством колонии в любом случае обозначился уже, поэтому лучше его перевести", - пояснила омбудсмен ТАСС.

"Как бы ни завершилось расследование - и будет еще проверка с точки зрения дисциплинарной ответственности начальника колонии, - у нас будут сомнения в дальнейшем его пребывании: насколько адекватно к нему применяют те или иные меры, а также реагируют на его состояние", - добавила омбудсмен.

Она также отметила, что во время визита в колонию ее встретил не Коссиев, а его заместитель Александр Серов. "Начальник исправительной колонии N7 сейчас в отпуске, что у меня лично вызывает недоумение, потому что ситуация, которая сложилась на территории учреждения, требует того, чтобы он прервал свой отпуск и разобрался в этой ситуации", - цитирует Москалькову Life.

Дадин объяснил, почему не видно следов избиения, и согласился пройти проверку на полиграфе

Фотографии, сделанные врачами в ходе обследования Ильдара Дадина, не подтверждают факта серьезных повреждений, сказала Москалькова. Сам Дадин на встрече с ней объяснил, что на его теле не осталось следов избиения из-за того, что он был в одежде. Дадин заявил, что к нему применялись "меры принуждения в виде наручников" и насилие.

"Действия были по закону. Они стоят на пороге камеры и говорят, что сейчас будет проведен обыск, и просят покинуть камеру. Он говорит, что не будет покидать камеру. Тогда они были вынуждены применить наручники. Это выглядит корректно", - рассказала омбудсмен телеканалу "Дождь".

Она добавила, что, по словам Дадина, к нему применяли насилие "вне камеры". Но, подчеркнула Москалькова, у нее нет доказательств, чтобы подтвердить или опровергнуть это. "Я верю и его словам, и словам сотрудников, которые показывают фотографии", - заявила омбудсмен.

"Он говорит об этом очень подробно и искренне, но когда разговариваешь со следователями, они говорят, что это требует исследования дополнительно, чтобы убедиться, что такое было, и они задают профессиональные вопросы, сколько человек применяли насилие, где это, в каком месте, где наносились удары, если они наносились, почему не осталось следов на теле", - добавила Москалькова.

Она сообщила в интервью Life, что врачи показали ей фотографии "раздетого" Дадина, сделанные накануне во время медицинского осмотра.

"На запястьях есть две небольшие такие типа царапины, которые связаны с применением наручников 12 сентября этого года, но он был одет, и такой цели не было - раздеть его, но буквально накануне в связи с теми жалобами, которые поступили от жены Ильдара и непосредственно от него, он проходил медицинский осмотр. И фотографии этого медицинского осмотра, они носят конфиденциальный характер, но все-таки врачи мне показали, чтобы можно было убедиться, они крупным планом, и нигде не было повреждений", - сказала она (цитата по видео) и добавила: "За исключением того повреждения, которое он вчера получил в связи с потерей сознания. Он упал, и у него на голове есть небольшая гематома, честно говоря, я ее не увидела, но, по описаниям врачей, она есть".

Она заявила также, что Дадин согласился пройти проверку на полиграфе. "Эксперт, который проведет исследование на полиграфе, будет из Петрозаводска", - сказала омбудсмен. По ее словам, встреча с Дадиным прошла в "доверительной" обстановке.

По словам начальника пресс-службы управления ФСИН по Карелии Виталия Фефелова, встреча Москальковой с Дадиным состоялась утром и длилась около двух часов.

Обследование в Петрозаводске не подтвердило и не опровергло эпилепсию

После визита Москальковой Дадина отвезли на обследование в городскую больницу Петрозаводска, чтобы выяснить, из-за чего с ним случился припадок во время встречи с представителями Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) и врачами. В больнице Дадину сделали магнитно-резонансную томографию и энцефалограмму.

"По результатам обследования никаких изменений не обнаружено. С другой стороны, у нас есть слова Дадина о том, что он потерял сознание. Для нас его слов достаточно", - сообщил "Новой газете" главврач больницы Алексей Хейфиц.

"Особенность заболевания эпилепсии заключается в том, что оно может и не иметь объективных подтверждений после приступа. Поэтому в данный момент подтвердить диагноз эпилепсии мы не можем, но и опровергнуть полностью тоже не можем. В настоящий момент Дадин ни в каком лечении не нуждается. Сотрудникам ФСИН выдано заключение о результатах обследования", - сообщил главврач.

Ранее СМИ опубликовали письмо Дадина, в котором тот заявлял о пытках и унижениям в колонии. Пытки, по его словам, применялись 11 и 12 сентября 2016 года. В начале ноября, после скандала, разгоревшегося в связи с его письмом, независимые врачи, обследовавшие заключенного, не нашли у него травм, а замдиректора Федеральной службы исполнения наказаний РФ Валерий Максименко обещал допустить в колонию любых специалистов, хотя согласился с тем, что "после угроз убийством, изнасилованием и после макания головой в унитаз никаких следов остаться и не может". В Следственном комитете также не подтвердили заявления о пытках, но изучение записей с видеокамер еще не закончено.

Ильдар Дадин неоднократно привлекался к административной ответственности за участие в оппозиционных акциях - четырежды в 2014 году. Он остается единственным осужденным по статье 212.1 УК РФ после ее появления в новой редакции Уголовного кодекса РФ летом 2014 года. При первом рассмотрении дела ему было назначено наказание в виде трех лет колонии общего режима, хотя обвинение просило лишь два года. 31 марта Мосгорсуд смягчил приговор активисту на полгода.