Сегодня все основные федеральные и региональные телекомпании принадлежат государству или его союзникам
Архив NEWSru.com

Сегодня все основные федеральные и региональные телекомпании принадлежат государству или его союзникам. После смены руководства телеканала НТВ в 2000 году Кремль фактически взял под свой контроль основные федеральные телекомпании, в том числе НТВ. С этого момента топ-менеджеры и журналисты российских телекомпаний четко уяснили, что за сопротивление Кремлю их накажут. Так появился разработанный с ориентировкой на "черный список" Кремля "стоп-лист". Он являет собой перечень политических противников и других критиков правительства, которых Кремль запретил допускать в телевизионные выпуски новостей и политические ток-шоу, пишет The New York Times.

Главное внимание Кремль уделяет телевидению, так как у него самая большая, намного превышающая другие сегменты аудитория, но многие радиостанции и газеты тоже придерживаются стоп-листа, либо игнорируя, либо принижая оппозицию.

Есть и исключения: несколько федеральных и региональных газет регулярно публикуют нелицеприятные новости и критику Путина, а также комментарии лиц, входящих в стоп-лист. Кроме того, интернет не цензурируется, и в виртуальном пространстве предостаточно критики в адрес правительства, отмечает издание.

- Журналисты: руководство каналов страшно боится лишиться своих должностей

Границы дозволенного раздвигают небольшая региональная телекомпания "РЕН ТВ" и федеральная радиостанция "Эхо Москвы". Последняя стала голосом оппозиции, хотя мажоритарным акционером радиостанции является "Газпром", государственный газовый монополист. (Полный текст на сайте InoPressa.ru).

По-видимому, Кремль мирится с критикой со стороны таких СМИ, поскольку они по сравнению с крупнейшими телекомпаниями охватывают весьма ограниченную аудиторию. К примеру, ежевечерний выпуск новостей на "Первом канале" пользуется куда большей популярностью, чем любая аналогичная программа в США. Он регулярно попадает в верхнюю десятку самых популярных у зрителя телепрограмм в России.

Со времени президентских выборов в марте ни Путин, ни Медведев не выразили никакой заинтересованности в ослаблении узды. "Вот очень часто у нас критикуют телевидение, – сказал Медведев в апреле. – Говорят, что оно скучное, что оно провластное, что оно слишком сориентировано на позиции государственных органов, на позицию власти. Вы знаете, я могу сказать, что наше телевидение по качеству своему, по средствам, которые используются, на мой взгляд, одно из лучших в мире".

Вытесняется не только оппозиция, но и инакомыслящие в принципе

Осенью прошлого года на телевизионном ток-шоу видный политический аналитик, бывший руководитель программного комитета партии "Родина" Михаил Делягин резко высказался о Владимире Путине. Когда позднее передача вышла в эфир, Делягина на экране не оказалось.

Делягина вообще убрали из "картинки" путем цифровой ретуши. Как оказалось, Делягин уже некоторое время фигурирует в так называемом "стоп-листе". По словам самого политика, стоп-лист – "отличный способ заглушить инакомыслие". И это поразительный признак того, что Путин в целях консолидации власти все больше полагается на телекомпании, контролируемые Кремлем. С особенной силой это проявилось на недавних выборах.

Политические оппоненты, которых еще год или два тому назад показывали по телевидению, в течение избирательных кампаний исчезали. Былые союзники Путина вроде Михаила Касьянова, который когда-то был при нем премьер-министром, и Андрея Илларионова, его бывшего старшего советника по экономике, пропали из виду. Под запрет попали Гарри Каспаров, экс-чемпион мира по шахматам и лидер оппозиционной коалиции "Другая Россия", а также члены либеральных партий.

Даже КПРФ, единственная оппозиционная партия, до сих пор представленная в парламенте, утверждает, что ее лидеров не допускают на ТВ.

Причем это касается не только политиков. Рок-группа "Телевизор" в апреле должна была участвовать в передаче некоего петербургского телеканала, но съемки отменили. Редакцию не удовлетворили "злободневные тексты" последних песен лидера группы Михаила Борзыкина, который вместе с Юрием Шевчуком участвовал в "Марше несогласных" в Санкт-Петербурге.

Собственно, политическую сатиру вообще изгнали с телевидения. Один из самых популярных в стране сатириков Виктор Шендерович в свое время делал передачу, где действовали куклы – шаржированные фигуры российских лидеров, в том числе Путина. При первом президентском сроке Путина программу сняли с эфира, а Шендеровичу фактически запретили появляться на телевидении, отмечает издание.

Журналисты: руководство каналов страшно боится лишиться своих должностей

Высокопоставленные правительственные чиновники отрицают, что стоп-лист вообще существует. По их словам, лица, враждебно относящиеся к Кремлю, не появляются на телеэкранах всего лишь потому, что их взгляды не заслуживают отражения в новостях.

Журналисты говорят в интервью, что, как им кажется, Кремль не составляет официальный стоп-лист, но у телеканалов есть собственные подобные перечни, которые согласуются с неким неофициальным "черным списком" – представлениями о кремлевских симпатиях и антипатиях.

Владимир Познер, ведущий политического ток-шоу "Времена" на "Первом канале" – главном федеральном телеканале, сказал, что за прошедший год нажим на журналистов, призванный заставить их покориться диктату Кремля, усилился, и не смягчился даже после избирательной кампании. "Из-за выборов кремлевская администрация стала почти параноидально воспринимать вопрос о том, кто появляется на телеэкране", – сказал Познер, являющийся также президентом Академии российского телевидения.

На практике, пояснил Познер, он сообщает руководству "Первого канала", кого именно хочет пригласить на передачу, а руководство вычеркивает всех, кого считает "персоной нон грата". "Они говорят: "Ну вы же понимаете, что мы не можем этого сделать, это невозможно, пожалуйста, не ставьте нас в такое положение. Вам нельзя приглашать такого-то и такого-то" – будь то Каспаров, или Касьянов, или кто-то еще", – сказал Познер.

Он добавил: "Вот то, о чем никто не хочет говорить, – в телевизионной области у нас нет свободы прессы".

Владимир Соловьев, ведущий другого политического ток-шоу, сказал, что Познер жалуется только потому, что рейтинг его программы снижается и он ищет, на кого бы свалить вину, если "Времена" вообще закроют. Соловьев, активный сторонник Путина, сказал, что его лично Кремль никогда не запугивал.

Однако, если в прошлом году в передаче Соловьева "К барьеру!" регулярно участвовали члены оппозиционных партий, то в нынешнем году из политиков в ней появлялись только лидеры путинской "Единой России", а также партии, состоящей с ней в альянсе. На вопрос, почему в последнее время он не приглашает лидеров оппозиции, Соловьев ответил: "Их никто не поддерживает. Им нечего сказать".

Либерал Владимир Рыжков, в прошлом депутат парламента, ранее участвовавший в этом ток-шоу, сказал, что Соловьев покрывает Кремль. "Разумеется, он лжет, – сказал Рыжков. – Мои передачи с ним имели один из самых высоких рейтингов в истории этого ток-шоу".

Рыжков сказал, что ему лично обычно разрешают появляться в длительных фрагментах только на одном крупном телеканале – англоязычном канале новостей Russia Today, который Кремль создал для распространения своей позиции в мире.

"Я могу появляться на Russia Today только потому, что этот канал призван создать видимость существования свободы прессы в России", – пояснил он.

Ведущая программы "Народ хочет знать" Кира Прошутинская в интервью признала, что Делягина вырезали из передачи методами цифровой ретуши. Она сказала, что ей стыдно за этот инцидент, и пояснила, что ответственность лежит на телекомпании. По словам Прошутинской, Кремль настолько запугал телекомпании, что самоцензура бурно развивается.

"Я бы слукавила, сказав, что сегодня работать легко, – сказала она. – Руководство каналов страшно боится лишиться своих должностей – а должности у них очень выгодные – и потому во всем перебарщивает".

Руководство телеканала, где работает Прошутинская, воздержалось от комментариев. Но глава дирекции информационных программ "ТВ Центра" Михаил Пономарев сказал, что у журналистов и ведущих ток-шоу нет выбора – они обязаны подчиняться правилам.

"Было бы глупо говорить, что мы можем делать все, что пожелаем, – пояснил он. – Если владелец компании полагает, что мы не должны показывать некоего человека, то, как бы мне этого ни хотелось, я не смогу его показать".

Валерий Комиссаров, бывший ведущий одного из государственных телеканалов, а ныне лидер фракции правящей партии в парламенте, сказал, что освещение событий на телевидении – это удобный "козел отпущения" для оппозиционных политиков и антагонистически настроенных обозревателей.

"Эти люди неинтересны обществу, неинтересны журналистам, – сказал Комиссаров. – Но они стремятся сделать себе рекламу и, возможно, хотят объяснить отсутствие творческих и политических успехов тем фактом, что их притесняют, что их включают в так называемый стоп-лист".