Так называемому делу ЮКОСа в июле формально исполняется 10 лет. Прокурорское расследование началось в 2003 году еще раньше, но публично о нем стало известно только 2 июля
Архив NEWSru.com

Так называемому делу ЮКОСа в июле формально исполняется 10 лет. Прокурорское расследование началось в 2003 году еще раньше, но публично о нем стало известно только 2 июля, когда в Москве был задержан глава МФО МЕНАТЕП, акционер ЮКОСа Платон Лебедев. На следующий день, 3 июля 2003 года, Басманный суд столицы санкционировал его арест.

Наблюдатели в России и на Западе сразу расценили это как начало масштабного наступления на ЮКОС и на его руководителя Михаила Ходорковского, который слишком отчетливо обозначил свои политические амбиции. То есть то, что дело имеет политическую подоплеку, эксперты заподозрили с первого дня. О "политическом заказе" с беспокойством говорили даже в Госдуме - ее тогдашний спикер Геннадий Селезнев подчеркивал его недопустимость.

Ходорковский был схвачен почти через четыре месяца - 25 октября 2003 года. Бойцы ФСБ развернули целую вооруженную операцию, в духе криминального боевика. Самолет, в котором глава нефтяной компании направлялся из Нижнего Новгорода в Иркутск, приземлился для дозаправки в Новосибирске, где его сразу отправили на дальнюю стоянку. Там он был окружен людьми в камуфляже и сотрудниками спецподразделений в черной форме. Ворвавшись в самолет, они увели Ходорковского и в тот же день доставили в Москву, прямиком на допрос к следователям.

Тюремный календарь Лебедева и карта "архипелага Ходорковского"

Спустя 10 лет защитники Лебедева и Ходорковского публикуют на своем сайте "юбилейный" тюремный календарь экс-главы МЕНАТЕПа с цитатами из дела ЮКОСа. Это слова адвокатов, выдержки из прессы и судебных документов, комментарии адвокатов и представителей общественности, высказывания самого Лебедева. Всего таких цитат 120 - по числу месяцев, проведенных им в заключении.

Forbes к 10-летию дела ЮКОСа представил интерактивную карту "Архипелага Ходорковского". На ней отмечено, кто из главных фигурантов, где и в каком статусе "встречает юбилей".

"Такого я не видел даже в кино": воспоминания одного из фигурантов

Отдельно журнал публикует воспоминания бывшего замглавы дирекции внешнего долга ЮКОСа Владимира Переверзина, получившего 11 лет колонии строгого режима и освобожденного в феврале 2012 года. Это отрывки из его книги "Обыкновенный беспредел", выходящей в издательстве "Альпина паблишер".

Например, из нее можно узнать, как следователи заманили Переверзина в ловушку: позвонили ему, когда тот был на деловом обеде в ресторане, попросили "на 20 минут" подъехать на разговор со следователем, а там, как оказалось, его ждала "засада". На топ-менеджера ЮКОСа накинулись и под конвоем доставили на допрос в Генпрокуратуру, хотя ранее он по совету адвоката отказался от дачи показаний, воспользовавшись своим конституционным правом. "Иными словами, я был банально похищен сотрудниками милиции", - пишет Переверзин.

Он повествует, как от него требовали дать показания на Ходорковского и Лебедева. В случае согласия обещали отпустить, а в случае отказа - пригрозили приговором на 12 лет. Эти люди знали, что говорили, фактически были "ясновидящими", с горькой иронией продолжает автор, который через 2 года и 8 месяцев после этих бесплодных бесед получил свой длительный приговор.

Переверзин вспоминает много интересных подробностей. Например, из невольно услышанного разговора следователей он узнал, что они между собой ласково называли председателя Басманного суда Феей. Когда после перемещений по казенным учреждениям и ряда разнообразных бесед перед следователями встал вопрос: отпустить задержанного или предъявить обвинение и решить с судом вопрос об аресте, у них состоялся такой диалог: "Надо только Фею предупредить" - "Да я уже ей отзвонился, все в порядке".

Бывший замглавы дирекции ЮКОСа досконально описывает тюремный быт. Вот, к примеру, его впечатления от прибытия в "Матросскую тишину": "Я хорошо помню этот момент - он намертво врезался в мою память. Это была уже настоящая тюрьма. Открылись тормоза - дверь - и я вхожу в камеру. Запах, тусклый свет, веревки, натянутые вдоль и поперек, на которых сушатся вещи, которые по определению не могут высохнуть из-за перенаселенности камеры и только пропитываются запахом. Разбитые стены. Люди везде, они заполняют все пространство. Я зашел словно в переполненный автобус. Кто-то стоит, кто-то сидит, кто-то лежит. Разруха полная. Такого я не видел даже в кино".