Матрос атомной подводной лодки "Нерпа" Дмитрий Гробов, во время аварии на которой три года назад погибли 20 человек, недавно отрекшийся от признания вины и заявивший о давлении следователей, дал первое интервью СМИ
kp.ru

Матрос атомной подводной лодки "Нерпа" Дмитрий Гробов, во время аварии на которой три года назад погибли 20 человек, недавно отрекшийся от признания вины и заявивший о давлении следователей, дал первое интервью СМИ.

Гробова обвиняют в том, что он случайно набрал на клавиатуре команду на запуск системы пожаротушения, и во второй отсек стал поступать опасный для людей огнегаситель. Между тем, по его словам, он даже не подходил к компьютеру. Матрос утверждает, что его заставили взять вину на себя, угрожая "закрыть" в СИЗО, пишет "Комсомольская правда".

Матрос рассказал газете, что в момент аварии был в первом отсеке, услышал команду о смене вахты и отправился заступать. Лодка находилась на 10-метровой глубине. Уже во втором отсеке услышал ревун, направился на верхнюю палубу узнать, в чем дело, и на него сразу же полилась жидкость.

"Я понял, что это огнегаситель, побежал в первый отсек на свой боевой пост. По дороге встретил двоих гражданских, помог им включиться в ПДА (портативный дыхательный аппарат). Успел предупредить людей на камбузе. ПДА я не надевал, нужно было объявлять тревогу. Сам удивляюсь, как жив остался. Лодка аварийно всплыла и вернулась на базу. Я до 10 ноября стоял на вахте, только потом пошел домой", - рассказал Гробов.

Он также сообщил, что 11 ноября, когда он пришел на службу, его забрали для беседы сотрудники ФСБ и заставили подписать признание, угрожая "закрыть" в СИЗО.

Адвокат матроса рассказал газете, что процесс идет трудно, но до сих пор не было озвучено ни одного факта, подтверждающего виновность Гробова.

Напомним, в этом году Дмитрий Гробов на закрытом процессе во Владивостоке неожиданно отрекся от сделанных на допросах признаний и заявил, что назвать себя виновником трагедии его заставили следователи.

Как поведал матрос, после инцидента его незаконно лишили свободы, посадив под круглосуточную охрану. По словам Гробова, к нему не пускали ни родных, ни адвоката. Как заявил матрос, он оговорил себя под давлением силовиков.

Общественные организации, а также контр- и вице-адмиралы Тихоокеанского флота в отставке призывают суд к справедливому решению в отношении подсудимых. Они считают, что люди на подлодке погибли из-за того, что в специальных емкостях системы пожаротушения субмарины находилась ядовитая смесь фреона и тетрахлорэтилена, а не чистого фреона, как должно быть.

Концентрация ядовитого тетрахлорэтилена в смеси составила 66%, что в сотни раз превышает смертельную для человека дозу. Бывшие флотские военачальники считают, что судить надо тех, по чьей вине вместо безвредного газа в системе пожаротушения оказался яд. Процесс по делу об аварии на "Нерпе" начался в Тихоокеанском флотском военном суде во Владивостоке 20 мая.

Между тем в конце июля эксперты представили свои выводы о причинах трагедии, которые могут резко изменить ход дела. По версии экспертной комиссии, чье заключение было зачитано на слушаниях, смерть подводников наступила не от отравления смесью двух газов - тетрахлорэтилена и фреона, как говорилось ранее, а от удушья из-за нехватки воздуха в отсеке.

Однако адвокат командира подлодки Дмитрия Лаврентьева назвал заключение эксперта абсурдным. Судмедэкспертиза показала, что смерть моряков наступила мгновенно. Если бы причиной было вытеснение воздуха, то у людей было бы около часа, чтобы спастись, поскольку такой объем воздуха вытеснить мгновенно невозможно, пояснил он.

8 ноября 2008 года во время ходовых испытаний в Японском море на "Нерпе" несанкционированно сработала система пожаротушения, и в отсеки стала поступать смесь фреона и тетрахлорэтилена. В результате погибли 17 гражданских лиц, в основном специалисты Амурского судостроительного завода, которые принимали лодку в эксплуатацию, а также трое военных. Еще около 40 человек были доставлены в госпитали.

В связи с аварией ходовые испытания АПЛ прекратились, началось расследование инцидента. Обвинение по делу об аварии было предъявлено командиру лодки Дмитрию Лаврентьеву и трюмному машинисту старшине Дмитрию Гробову.

Лаврентьев обвиняется в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий - смерти по неосторожности двух и более лиц по п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ. Гробову инкриминируют причинение по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей, смерти двум и более лицам по ч. 3 ст. 109 УК РФ, а также причинение вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей тяжкого вреда здоровью по неосторожности двум членам сдаточной команды по ч. 2 ст. 118 УК РФ.