Сергей Герасин
www.mk.ru

В Московской области уголовное дело об избиении милиционером таджика-гастарбайтера грозит перерасти в межнациональный и межрелигиозный конфликт. Усилия к этому прилагают представители обеих сторон - как защитники "пострадавшего мусульманина", так и сторонники "православного агрессора". Однако в деле, по которому бывший оперуполномоченный угрозыска был осужден на 11 месяцев колонии, всплывает множество странностей - намек на то, что кому-то было выгодно его "убрать". И пешками в этой игре стали представители обеих религий.

В этой странной истории попытался разобраться "Московский комсомолец". Свой вывод журналисты оформили в символическом заголовке статьи: "Полицейского признали виновным по законам шариата. Хотя судил его обычный подмосковный суд".

- В устранении Герасина могла быть заинтересована наркомафия

Из материалов дела следует, что избиение произошло 19 августа прошлого года. В этот день бывший оперуполномоченный отделения угрозыска городского отдела милиции микрорайона Авиационный УВД Домодедово, старший лейтенант Сергей Герасин остановил машину водителя-экспедитора из Таджикистана (ранее неверно писали, что из Узбекистана) Файзали Савлатова.

"Под предлогом проверки документов он выманил потерпевшего из машины, а затем нанес руками и ногами множество ударов по различным частям тела и голове. Желая продолжить избиение, он насильно доставил потерпевшего в свой служебный кабинет", - цитирует издание сообщение Следственного комитета по Московской области.

Затем, как утверждают защитники Савлатова, уже в отделении Герасин избивал его в течение трех с половиной часов, в том числе резиновым шлангом и железным хомутом. Мучитель также якобы принуждал свою жертву к оральному сексу, на что мусульманин ответил категорическим отказом, даже под страхом смерти, сославшись именно на свои религиозные убеждения.

На сайтах мусульман появились многочисленные комментарии. В том числе писали, будто Герасин признался в избиении таджика именно из-за неприязни к его национальности и вероисповеданию. Произошедшее окрестили "вопиющим ментовским беспределом", последовали гневные протесты мусульманской общественности в различные государственные структуры. Было даже несколько стычек и драк с поножовщиной домодедовской молодежи и прибывших из Средней Азии трудовых мигрантов.

Странности дела

Однако, как выяснила газета, в деле много удивительных пробелов. Во-первых, после столь жестокого избиения, как описывается в материалах, потерпевший должен был попасть в больницу с тяжелыми травмами, что непременно зафиксировали бы в медицинских документах. Однако таких документов нет.

Есть справки, что Савлатов спустя неделю после инцидента лечился от пневмонии, а потом от расстройства желудка, причем почему-то в Тверской области, говорится в статье.

Во-вторых, потерпевший не сам первый обратился в правоохранительные органы, а за него это почему-то сделал мулла. Практически все заявления об избиении Савлатова подписаны чужой рукой, рассказала МК эксперт общественно-политического издания "Спецназ России" Ирина Давыдова, которая была на всех заседаниях суда.

По ее словам, следователь прокуратуры, возбудивший дело против Сергея Герасина, не взял показаний у свидетелей среди жителей улицы Скрипина, где произошло избиение.

Кроме того, есть целых три совершенно нелогичных приказа об увольнении оперуполномоченного. Сам он уверяет, что подал рапорт 4 августа 2010 года. Уволен он был приказом от 18 августа (то есть, избил таджика он на следующий день после увольнения). А 27 августа в органы поступило заявление муллы, и бывшего опера, уже уволенного, приказом от того же числа вдруг всего на один день вернули в ряды милиции.

Давыдова предположила, что этот "лишний" день позволил изменить "бесперспективную" статью о хулиганстве (116 УК РФ), по которой следовало бы обвинить уволенного из милиции Герасина, на "серьезную" о превышении служебных полномочий с применением насилия (286 УК РФ).

Плюс ко всему, под давлением прокуратуры начальник Герасина написал на него ужасную характеристику. "Если ей верить, то Чикатило по сравнению с ним - дитя малое", - возмущаются бывшие коллеги Сергея, написавшие коллективное письмо в суд в защиту Сергея. Они отметили, что он был награжден медалями и грамотами и не раз поощрен за безупречную службу приказами и премиями.

Однако письмо не спасло - негативная характеристика начальства стала основанием для того, чтобы Герасину заменили меру пресечения с подписки о невыезде на содержание в СИЗО. Причем дело изначально было возбуждено "в отношении неустановленного лица", и, несмотря на это, Сергей, проходивший по нему в качестве подозреваемого, был помещен под стражу.

А на его кассационную жалобу областной суд ответил отказом - сославшись на ту же самую удобную формулировку о "неустановленном лице": дескать, в данном случае постановления следователя в отношении конкретного лица, Сергея Герасина, обжалованию не подлежат.

Палку перегнули обе стороны

Но все эти нестыковки - мелочи по сравнению с тем, что это рядовое на первый взгляд дело грозит перерасти в межнациональный и межрелигиозный конфликт, отмечают авторы статьи. "Стараются" в этом направлении обе стороны, и обе перегибают палку.

Правозащитник Василий Ятленко в письме спикеру Госдумы Борису Грызлову обвинил имама домодедовской мечети Юнеева, который заявил об избиении Савлатова, в преднамеренном искажении показаний потерпевшего, зафиксированных протоколом. В частности, мулла акцентировал внимание на том, что мусульманин был избит в священный исламский месяц рамадан.

"Я расцениваю это как провокацию. Ведь было понятно, что мусульманская молодежь от таких "откровений" своего духовного лидера возбудится, и это неизбежно приведет к столкновениям на религиозной почве, - заявил Ятленко. - Такая оплошность простительна обычному человеку, но не имеющему статус имама. Он ведь, наоборот, должен всячески гасить конфликты, и без того периодически возникающие в отношениях представителей разных религий".

Кроме того, на встрече с отцом подсудимого мулла заявил, что Савлатов простит бывшего опера лишь в случае, если тот станет на колени и со слезами будет просить об этом. "Я расцениваю это как попытку унизить, а не решить довольно рядовой, хоть и неприятный инцидент с дракой, мирным путем", - подытожил правозащитник.

Сам Юнеев категорически отрицает, что пытался придать делу вид межнационального конфликта. "Это обыкновенная глупость. Мое дело было донести до общественности информацию о нарушении законности, - сказал он. - Мы известили о случившемся УВД Домодедово. Я обратился в администрацию города. Но никакой реакции не последовало. И только после того как я выложил обращение в интернете и дело приобрело известность, меня вызвали в прокуратуру, где и возбудили уголовное дело".

В устранении Герасина могла быть заинтересована наркомафия

Между тем, по версии оперативников, арест Герасина может быть напрямую связан с наркомафией. Коллеги Сергея уверяют, что 80% молодежи в Домодедово - наркоманы. Наркотики поступают через аэропорт, а доставляют их приезжие из стран СНГ (в основном из Афганистана через Таджикистан).

Брат Герасина Алексей утверждает, что нарокодилерами плотнее всех занимался именно Сергей. "Он писал аналитические записки, докладывал руководству о ситуации по наркотикам. Возможно, эта его активность кому-то не нравилась", - предположил он.

В пользу этой версии говорит еще один факт. Перед тем как на Герасина завели дело, из его отдела ушли несколько оперативников. Они говорят, что несколько месяцев до этого их прессовали прокуратура и отдел собственной безопасности. "Будто было дано указание - подчистить в Домодедово весь угрозыск. Но мы не уходили, думали, обойдется. Когда же Сергея посадили, все надежды рухнули", - рассказывают они.

Журналисты МК предполагают, что те, кому оперативники мешали спокойно торговать наркотиками, возможно, и добивались такого исхода дела. В этом случае невольными пешками их игры стал не только Герасин, но и представители обеих религий, выступающие как за него, так и против, подытоживают авторы.