Арестанты московского СИЗО N1 "Матросская тишина" сообщили правозащитникам о вспышке заболевания с высокой температурой и тяжелыми респираторными симптомами
Gennady Grachev / commons.wikimedia.org

Арестанты московского СИЗО N1 "Матросская тишина" сообщили правозащитникам о вспышке заболевания с высокой температурой и тяжелыми респираторными симптомами. По их словам, тесты на коронавирус им не проводят, при этом в камерах сидят по 20 человек. "Мы не знаем, что это за инфекция, но можем констатировать, что случаев очень много", - сказал РБК руководитель юридического департамента фонда "Русь сидящая" Алексей Федяров.

В пресс-службе УФСИН утверждают, что на сегодняшний день случаев заболеваний ОРВИ и пневмонии среди подозреваемых, обвиняемых и осужденных в следственных изоляторах Москвы не зарегистрировано. Однако убедиться в этом правозащитники и адвокаты не могут, так как в связи с коронавирусом доступ в изоляторы посетителям запрещен.

Один из заключенных рассказал изданию, что в его корпусе признаки ОРВИ есть как минимум у 15-20 заключенных. О заболевших сообщил еще один арестант и адвокат, чей подзащитный находится в изоляторе. "Мы не говорим, что у нас именно коронавирус, но суть в том, что помощи никакой нет. Сегодня обещали сделать флюорографию, но сказали, что ничего не могут: дежурный врач только один, и он ничем не может помочь", - рассказал РБК накануне один из собеседников.

Из медикаментов заболевшие получают парацетамол, анальгин, ибупрофен, уколы и антибиотики. Но, по словам одного из заболевших, сейчас антибиотики у медиков закончились. Директор "Руси сидящей" Ольга Романова написала в Facebook, что информация о вспышке заболевания поступила от пятерых заключенных "Матросской тишины".

"В каждой камере заболевшие. У многих температура и признаки пневмонии. Люди стучат в двери и просят помощи. В СИЗО один врач. Из лекарств - только парацетамол. Совсем худо стало, когда запретили передачи, теперь люди сидят на баланде, нет даже лимонов и лука, чем обычно лечатся арестанты", - пишет Романова. Со слов арестантов, ни у кого не берут анализы, заявляя, что "нет возможности".

"Больных администрация пытались закрывать в карантин, но там всё забито, с больными вместе сажают вновь прибывших - карантин вообще предназначен для них, а не для больных. Потом новые идут в камеры. Люди просят помощи у тюремщиков, но те сами в растерянности", - добавила журналист. Фонд "Русь сидящая" планирует направить обращения генпрокурору и директору ФСИН.

В московском УФСИН утверждают, что "медицинского персонала в достаточном количестве как для оказания стационарной, так и амбулаторно-поликлинической помощи", также есть запас лекарств. Ведущий аналитик ведомства Анна Каретникова рассказала, что 31 марта "обошла всю больницу и камеры общего корпуса", но о вспышке пневмонии никто из арестантов не жаловался.

"Если бы там была вспышка пневмонии, наверно бы я ее заметила. Арестанты с нами достаточно откровенны, они 12 лет нас знают. Жаловались на что попало, если бы мне кто-нибудь сказал про вспышку пневмонии, я бы хотя бы знала о ней, но мне никто ничего не сказал", - цитирует Каретникову "Интерфакс".

По ее словам, начальник больницы в разговоре 2 апреля не подтвердил вспышку пневмонии. Она добавила, что теперь в медчасти увеличилось число врачей: было шесть, стало девять, они сидят на карантине, поэтому "теперь люди смогут попасть к тем, к кому давно хотели". Ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Алексей Мельников отметил, что претензии к оказанию медпомощи в СИЗО есть, но члены ОНК по состоянию на 26 марта "не увидели какого-то всплеска заболевших" в "Матросской тишине".