Предприятие с названием "Головин" районного центра Шарья оказывало услуги по захоронению усопших, изготавливало и устанавливало памятники умершим ветеранам Великой Отечественной войны на территории всей области. Его руководителем был Евгений Головин
Московские новости

В Костромской области частное похоронное бюро разработало и воплотило в жизнь "черную" схему получения денег с похорон ветеранов, а военные чиновники прикрывали эту деятельность, в результате которой у мертвых и их осиротевших родных можно было без труда отнимать последние гробовые деньги.

Частное предприятие с названием "Головин" районного центра Шарья официально оказывало услуги по захоронению усопших, изготавливало и устанавливало памятники умершим ветеранам Великой Отечественной войны на территории всей области. Его руководителем был Евгений Головин. За работу и услуги конторы платило министерство обороны. Делало оно это по Закону "О ветеранах", по соответствующему постановлению правительства и по приказу самого министерства обороны.

Схема кражи гробовых денег была отработана в деталях. Представитель частного предприятия через районные военкоматы разыскивал родственников умерших ветеранов войны. Потом брал у них заявление на имя начальника отдела социального и финансового обеспечения, заместителя военного комиссара области. С близкими умершего заключался договор на оказание полного комплекта услуг – гроб, погребение, доставка и установка памятника.

Затем появлялся заказ-наряд с перечнем стоимости каждой услуги. К этим документам прикладывались фотография памятника и копия справки о смерти. Получал такой пакет документов областной военкомат. Эти бумаги и были основанием перечисления на расчетный счет похоронной фирмы больших денег.

Частное предприятие "трудилось" в 13 районах Костромской области. Всего установленных Головиным памятников по Костромской области было 872. Почти тысяча могил принесла больше десяти миллионов рублей прибыли. Личную прибыль извлекали из тех средств, которые выделяет государство на проводы в последний путь ветеранов Великой Отечественной войны и Вооруженных сил, погибших при исполнении служебного долга военных.

"Черная" бухгалтерия для вдовы

Юрий Либеров отдал армии всю жизнь. В отставку вышел в капитанском звании и вернулся на родину в Мантуровский район Костромской области хозяйствовать, но не вышло. Судьба отмерила ему чуть больше года. Хоронили Юру все окрестные деревни на тихом сельском кладбище в окружении белых берез. На могилу, гроб, машину скидывались всем миром, пишет "Российская газета".

Его вдова, зная, что ей что-то положено, ездила в военкомат Мантуровского района за полсотни километров с завидной регулярностью десятки раз. Там оформляли какие-то бумаги, что-то просили подписать, обещали достойный и очень дорогой памятник. Вдова расстраивалась, установить приличный памятник стоило по сельским расценкам раза в три дешевле, но живых денег на памятник выдавать не положено, объяснили ей в военкомате. Военные обязались сами изготовить и установить памятник.

В конце концов, памятник привезли и установили, но он пережил всего одну зиму. Весной, когда сошел снег, оказалось, что якобы мрамор весь потрескался и осыпался, обнажив уродливо задравшуюся ржавую арматуру.

Летом к вдове приехали следователи, показали какие-то бумаги и спросили: "Ваша подпись?" Подпись была не ее. Кто-то подделал за нее закорючку и получил положенные ей на ритуальные услуги 6 тысяч рублей.

Вдова капитана Либерова долго допытывалась, а вернут ли ей деньги и когда. По закону, это решает суд, но вот когда он состоится, вопрос сложный. Она оказалась одной из сотен жителей, которых точно так же обманули. Гробовые рубли те, кто воровал у живых и мертвых, в итоге сложили в миллионы.

Похоронное бюро заработало на чести и памяти погибших воинов десять миллионов рублей

Уголовное дело начали в следственном отделе при Мантуровском РОВД. Действия ЧП "Головин" подпадали под 159-ю статью УК ("мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения"). Следствие показало, что ниточки от гробового бизнеса тянутся все дальше и дальше от районного центра, расползаясь по всему региону.

Уголовное дело попало в прокуратуру области. Только одних свидетелей прокуроры допросили почти 500 человек. Лично проверили почти 900 памятников на могилах городских и сельских кладбищ, чтобы убедиться, из чего сделаны памятники воинам - мрамором с гранитом там и не пахло.

Два года фирма Головина получала деньги от государства, подсовывая ему договоры с поддельными подписями, записывала откровенную ложь в финансовые документы об оказанных якобы услугах. А если таковые действительно оказывались, то их стоимость безбожно завышалась. По подсчетам следователей, в итоге похоронное бюро обмануло государство в лице министерства обороны больше чем на десять миллионов рублей.

Гробовых дел умелец так спокойно, единолично трудился не без помощи людей в погонах, отмечает "РГ".

Более того, памятники делались из дешевой мраморной крошки, нелегально привозимой из Свердловской области, хотя по документам это были чистый мрамор или гранит, как того требуют специальные документы. Поэтому памятники не простаивали даже пары лет. Фотографии памятников, правда, были настоящими, но сделаны она были не на кладбище, как положено, а в цеху, хотя в бумагах значилось, что услуга по их установке оказана и оплачена.

С нового года государство увеличило выплаты на погребение погибших военнослужащих

До нынешнего года сумма на погребение военных и ветеранов Великой Отечественной войны была 6 тысяч рублей. Но с начала этого года правительство Российской Федерации весьма существенно увеличило выплаты на погребение погибших и умерших военнослужащих и тех, кто к ним приравнен по закону - пожарных, таможенников, милиционеров, борцов с наркопреступностью и так далее. Теперь максимальный размер такой помощи в целом по России составит 8 тысяч рублей, а в столице и в Санкт-Петербурге - 10 тысяч.

По нашему закону государство компенсирует родным и близким погибших и умерших комплекс ритуальных услуг - оформление нужных для похорон документов, перевозку тела в морг и на кладбище, кремацию, предоставление и доставку гроба, урны, венки, установку памятника за счет государства.

Ситуация в Костроме показала, что нормального, действенного контроля за похоронными деньгами так и не придумали. Иначе не смог бы бизнес на гробовых деньгах развиваться и крепнуть годы, а раскрылась афера, можно сказать, случайно. Расследовано дело было в полном объеме исключительно благодаря настойчивости областной прокуратуры и помощи, оказанной ей Федеральной службой безопасности по Костромской области. В противном случае это был бы отдельный некрасивый факт районного значения.