Берлинский оперный театр исключил из своего репертуара оперу Моцарта "Идоменей, царь Критский" в постановке режиссера Ганса Нойенфельса. В этой сценической версии фигурирует Пророк Мухаммед
Klassik in Berlin

Берлинский оперный театр исключил из своего репертуара оперу Моцарта "Идоменей, царь Критский" в постановке режиссера Ганса Нойенфельса. В этой сценической версии фигурирует Пророк Мухаммед, сообщает ИТАР-ТАСС.

Как заявил сегодня представитель театра, изменение в репертуарный план было внесено по рекомендации полиции.

Согласно оценке экспертов, упоминание Пророка Мухаммеда в этой постановке представляет "непредсказуемый риск в сфере безопасности". Между тем, сотрудник полицейского управления Берлина сообщил, что информации о конкретной угрозе для Deutsche Oper у правоохранительных органов пока нет.

Спектакль "Идоменей" в новой постановке в декабре 2003 года уже вызвал серьезные протесты. В одной из сцен царь Крита Идоменей демонстрирует отрубленные головы Посейдона, Иисуса, Будды и Мухаммеда. Эксперты полагают, что подобная сцена способна вызвать негативную реакцию мусульман.

Между тем, как отмечает сегодня Stern, автор постановки, хотя и выразил понимание в отношение позиции дирекции театра, заявил, тем не менее, что позволять себя запугивать нельзя. По его словам спектакль нужно сыграть, а потом уже обсуждать то, как он поставлен. Для того в современном понимании культуры и существует театр, убежден он. Режиссер не уверен, поставил бы он сегодня "Идоменея" именно так, как три года назад. Но постановку 2003 года он менять не собирается.

Кстати, эта постановка уже тогда вызвала определенную сумятицу в театре. Критики, по словам автора публикации в Stern, охарактеризовали сцену с отрубленными головами как "радикальное сведение счетов с религией и религиозными войнами". Кстати, в первоначальной постановке 1781 года речь шла о противостоянии человека жертвам, приносимым богам.

Со своей стороны министр внутренних дел ФРГ Вольфганг Шойбле, находящийся с визитом в Вашингтоне и пригласивший мусульман провести в Берлине конференцию, выступил с резкой критикой решения, принятого Deutsche Oper. "Это сумасшествие", – заявил он, назвав отказ от постановки "смешным и неприемлемым".