Девальвация рубля неизбежна, а значит, Россию может поджидать повторение событий 1998 года, прогнозируют наиболее пессимистично настроенные экономисты
НТВ

Девальвация рубля неизбежна, а значит, Россию может поджидать повторение событий 1998 года, прогнозируют наиболее пессимистично настроенные экономисты. В понедельник им вторит ряд крупных российских и западных газет, отмечая также, что индексы на двух главных российских биржах в конце прошлой недели упали так, как последний раз опускались в 1997 году. Тем временем доллар продолжает свой рост по отношению к евро и рублю.

Правительство РФ по-прежнему усиленно отрицает "пессимистичный сценарий" развития событий. Руководители Центробанка и российского правительства пообещали на прошедших выходных не допустить резкой девальвации и резких колебаний рубля. Наиболее интересные цитаты на эту тему приводит сайт "Заголовки.ru".

Несмотря на кажущуюся повторяемость прежней позиции властей по этому вопросу, экспертов насторожило появление в последних заявлениях слова "резкий", отмечает "Независимая газета".

- Financial Times: Россия идет вперед, в 1998 год
- Российские биржи идут по стопам августа 1997 года
- "Ведомости": "Следующий год будет для российской экономики самым сложным за последние 10 лет"
- "Коммерсант": "Кризис подталкивает российские банки к мошенническим схемам"
- Эксперт Deutsche Welle: "Девальвация рубля возможна, если иностранные кредиторы потребуют свои деньги обратно"

Первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил в воскресенье, что Банк России располагает всеми возможностями для недопущения резких колебаний курса рубля. "При тех резервах, которыми мы обладаем, и при том уровне развития финансовой системы, где мы находимся, мировые кризисные явления не способны сломать нашу финансовую и нашу экономическую систему", – подчеркнул первый вице-премьер. Он также сообщил, что "резких колебаний курса рубля опасаться не стоит, поскольку в настоящий момент для этого нет никаких предпосылок и для этого нет никаких оснований".

Днем ранее в эфире радио "Эхо Москвы" с аналогичными заявлениями относительно "резкой девальвации" выступил первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев. "У нас хороший платежный баланс, большие резервы, сильные фундаментальные основы экономики. То, что волны мирового финансового кризиса докатываются и до нас, не означает, что рубль должен быть сильно девальвирован", – сказал Улюкаев. При этом он отметил, что небольшие колебания в связи с ослаблением или укреплением евро или доллара могут иметь место.

Между тем многие экономисты не поверили обещаниям чиновников. "Девальвация рубля сегодня неизбежна так же, как она была неизбежна в 1998 году. С 2003 года российские банки и компании активно занимали доллары, не имея возможности получать рублевые кредиты. Точно так же вело себя правительство накануне дефолта 1998 года. Только тогда банки меняли деньги для своих контрагентов, чтобы те могли играть на рынке ГКО. И нет ничего неожиданного, что одна и та же политика, которую проводили тогда Дубинин, Чубайс, Кудрин и Игнатьев, приводит уже второй раз к одному и тому же результату – неизбежной девальвации рубля", – считает президент компании "Неокон" Михаил Хазин.

Единственный выбор для правительства, по его словам, это выбор между плавной и резкой девальвацией рубля. Сценарий плавной девальвации предполагает растрату золотовалютных резервов (ЗВР) на поддержание плавно снижающегося курса рубля. Резкая же девальвация позволяет сохранить ЗВР. В обоих сценариях неизбежны дефолты банков и компаний, имеющих крупную валютную задолженность. Однако при резкой девальвации банкротств может быть меньше, поскольку доля ЗВР, которая может быть направлена на погашение их долгов, будет больше, полагает эксперт.

"Ударение на слове "резкий" в речах Шувалова и Улюкаева неприятно поразило многих. Но еще более неприятным является полное совпадение нынешних событий с летом 1998 года. Накануне дефолта 1998 года Центробанк выдавал банкам стабилизационные кредиты, которые немедленно обменивались на валюту и уходили из страны. Точно так же и сегодня ЦБ предоставляет банкам ликвидность, которая немедленно обменивается на валюту", – отмечает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

По его данным, платежи российских банков и компаний по внешним кредитам в четвертом квартале составляют около 53 млрд долларов, однако всего за месяц сокращение валютных резервов превысило 45 млрд долларов. "Динамика резервов доказывает, что выделяемые для поддержки банков деньги обмениваются на валюту, оказывая давление на рубль. Как и в 1998 году, ЦБ сейчас только делает вид, что контролирует использование банками государственной помощи", – отмечает Делягин.

Российские биржи идут по стопам августа 1997 года

Федеральная служба по финансовым рынкам России (ФСФР) закрыла биржи до вторника из-за обвала индексов ММВБ и РТС на 14% на пятничных торгах. Причинами падения стали снижение цен на нефть и паника на мировых площадках. Российские акции 24 октября стоили столько же, сколько в 1997 году. Присутствие государства на рынке не помогает: бумаги госкомпаний, в которых всю неделю чувствовалась господдержка, потеряли за это время 16-33%, отмечает "Коммерсант".

В пятницу "на рынке была полная капитуляция, полагает главный трейдер "Тройки Диалог" Тимур Насардинов. - По всему спектру бумаг котировки снижались на 20-30%, а некоторые акции достигли цен 1997 года". Так, акции "Лукойла" на РТС закрылись на уровне 24,9 доллара, такие же цены были в августе 1997 года. "Рынок вернулся на 11 лет назад, весь рост съеден кризисом", - говорит трейдер крупного инвестбанка.

Новый виток кризиса на фондовых рынках начался в четверг в США. Однако угроза всеобщей рецессии спровоцировала панику на всех мировых биржах, а падение цен "черного золота" добило российский фондовый рынок. Поговаривают уже, что не только в России, но и в других странах на фоне истерических продаж рынки неплохо бы приостановить, пишут "Новые известия".

Так, в последний раз США останавливали торги в начале прошлого века, однако опыт показал, что лучше нащупать дно естественным образом. "Может, тогда остановить и межбанковские операции? – задает риторический вопрос доцент кафедры фондового рынка и инвестиций Высшей школы экономики Александр Аршавский. – Но тогда встанет вся мировая экономика, а потом с чего начинать и как оценивать стоимость компаний, уже никто не будет знать".

Ситуация на российском рынке акций заметно ухудшилась после того, как в четверг Standard & Poor's понизило рейтинг России со "стабильного" до "негативного", комментирует "Ведомостям" аналитик УК "Альфа-капитал" Максим Симагин.

Всего же за прошлую неделю индекс ММВБ потерял 14,35%, а индекс РТС - 17,7%, обновив новые минимумы по закрытию (549,43 пункта). Индекс РТС-2 при этом снизился на 14,99%. Это говорит о том, продолжает Симагин, что инвесторы стараются избавиться от всех активов - как от "голубых фишек", так и от менее ликвидных бумаг.

"Рынок ждет худшего, - считает начальник брокерского управления “Метрополя” Александр Захаров. В понедельник мы, возможно, вырастем, но это еще не конец". Хотя, признает он, желающие инвестировать в акции пока остались.

"Ведомости": Следующий год будет для российской экономики самым сложным за последние 10 лет

Темпы роста российской экономики сократятся в лучшем случае до 5%, а в худшем будет спад, замедлится рост доходов и потребления, прогнозируют эксперты в "Ведомостях".

Пока, по данным Росстата, кризисные август и сентябрь не особо сказались на экономике: замедление роста инвестиций, промышленности, реальных доходов населения, торгового оборота началось еще весной. Во II квартале случилось небывалое, напоминает экономист Центра развития Валерий Миронов: замедлился рост во всех секторах, началось фронтальное торможение экономики.

Усилившийся финансовый кризис в августе сентябре почти не затронул реальный сектор, но уже к концу года экономист "Уралсиба" Владимир Тихомиров не исключает обвального замедления всех показателей. Если бы не мировой кризис, можно было ожидать "мягкой посадки" экономики, темпы ее роста составили бы в 2008 году 7,5%, а в 2009 году сократились бы до 7%, пишут аналитики Goldman Sachs; теперь не исключено падение темпов роста в 2009 года до нуля.

Во время острой фазы кризиса бизнес принимает решения не на основе стратегических планов и расчетов, а по принципу "спасай все, что можно спасти", и такое поведение замедляет рост экономики сильнее, чем фундаментальные факторы, замечает экономист "Ренессанс капитала" Екатерина Малофеева.

При благоприятном сценарии, если нестабильность на мировом рынке продлится не дольше полугода, а меры российских властей окажутся эффективными, рост экономики составит 5-5,5%, говорит главный экономист "Тройки диалог" Евгений Гавриленков. Если же кризис недоверия продолжится и кредитная система не заработает, рост может сократиться до 2-3% и даже уйти в минус, считает он. После падения в 1998 году рост ВВП в последующие 10 лет был самым низким в 2002 году - 4,7%.

"Стандартный бизнес-цикл длится 7-11 лет, сейчас как раз 11-й год - мы подходим к дну и в 2009 году его пройдем", - думает Кирилл Тремасов из Банка Москвы.

Свободных мощностей, как в 1998-м, у предприятий почти нет, средств на расширение - тоже. Из 160 млрд долларов внешнего долга, подлежащего оплате до конца 2009 года, при закрытом внешнем рынке придется выплатить 110 млрд долларов из прибыли (50 млрд долларов рефинансирует ВЭБ), это порядка 40% ожидаемой прибыли всей экономики в 2008 году, подсчитал Миронов. Собственные средства предприятий - главный источник инвестиций в основной капитал (41,5%), в итоге в 2009 г. рост инвестиций может замедлиться почти вдвое до 6%, говорит Миронов, что отнимет у роста ВВП 1,2 процентного пункта.

Рост реальных доходов населения продолжится за счет индексации зарплат бюджетникам, считает Тремасов. На государственных и муниципальных предприятиях занята треть рабочей силы, добавляет Малофеева. Но кризис уравняет темпы роста реальных доходов с ростом производительности труда, то есть замедлит их вдвое, говорит Миронов: "Это отнимет у роста ВВП еще 3-3,5 процентных пункта".

Financial Times: Россия идет вперед, в 1998 год

Сравнения с 1998 годом, когда рубль потерял 75% своей стоимости, в разговорах с российскими миллиардерами возникают все чаще, передает сообщает InoPressa.ru со ссылкой на The Financial Times. В беседах с крупными бизнесменами и членами правительства издание проводит параллели с кризисом десятилетней давности и выясняет, каковы возможные политические последствия кризиса.

Еще в августе, когда фондовый рынок упал в ответ на события на мировых рынках и на войну в Грузии, казалось, что российская экономика неприступна. "Это совсем не 1998 год", – можно было тогда услышать от банкиров и бизнесменов. Россия была уверена в своей способности преодолеть этот небольшой финансовый шторм с помощью своих огромных, третьих в мире золотовалютных запасов и "накачанного" нефтью активного торгового баланса. Теперь же картина изменилась. Президент "Альфа-банка" Петр Авен заявил FT: "У нас был бурный рост, поднялась пена, теперь же некоторые из пузырьков лопаются".

По существу, за кризисом в России, поясняет Чарльз Кловер, стоит та же проблема, что в США и в Западной Европе: большая часть кредитов в экономике опиралась на активы, резко упавшие в цене. Но в России ситуация усугубляется еще и зависимостью от притока иностранных инвестиций. К тому же теперь, в условиях падения мировых цен на сырье, едва ли статус крупного экспортера нефти и газа гарантирует России "подушку безопасности". При нынешних ценах в 65 долларов за баррель едва удается свести бюджет России на 2009 год. Золотовалютные резервы России упали с 597 до 515 млрд долларов с августа – большею частью из-за защиты рубля.

В этом месяце, отмечает журналист издания, Центральный банк ввел меры по предотвращению спекулятивных атак на рубль, но аналитики задаются вопросом: сколько российские власти смогут выступать в качестве субститута иностранных инвестиций? "У них достаточно резервов на год, может быть, на 18 месяцев", – заявил FT экономист одного из московских банков.

Кризис в финансовом секторе ударил и по реальной экономике, пишет Чарльз Кловер: предприятия сокращают рабочие места или даже закрываются, покупатели не способны платить поставщикам, а у олигархов другая проблема – им, возможно, придется отдавать часть своих активов государству как плату за предоставленные антикризисные средства. Корреспондент FT называет это "ироничным перевертышем беспорядочной приватизации 1990-х". Петр Авен соглашается с тем, что будет большой передел собственности, однако добавляет: "Причины – совершенно разные. В 1998 году это был чистый кризис государственного долга. Теперь же... это в основном проблема частного сектора".

Несмотря на крупнейший среди стран G8 антикризисный пакет в 13% от ВВП, ни фондовые, ни кредитные рынки России так и не вернулись "к жизни", а несколько проведенных IPO российских компаний дали всего 2,5 млрд долларов вместо ожидавшихся 50 млрд.

По словам председателя совета директоров "Национальной резервной корпорации" Александра Лебедева, правительство и Центральный банк медлят с распределением средств и разрешениями на слияние в банковской и других сферах. В то же время, согласно полученному FT отчету об исследовании инвестбанка Renaissance Capital, "от того, как правительство и государственные банки будут распределять теперь ликвидные средства, будет зависеть появление "победителей" и "проигравших" – по-видимому, в масштабе, невиданном в России с 1998".

Однако, как заявил изданию Игорь Шувалов, первый зампред правительства, приоритетом будет экономическая целесообразность, а не политика. Он добавил, что "ситуация... не успокоится немедленно, потому что она уже повлияла на психологию людей". Также, по его словам, правительство надеется, что кризис вызовет некоторое укрупнение в банковском секторе.

Особое внимание, пишет Чарльз Кловер, помимо банковского сектора, российское правительство уделяет строительству и розничным торговым сетям. Сбой в том или другом секторе может, по словам Шувалова, "вызвать значительную цепную реакцию".

Научный руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин заявил также, что российской реальной экономике угрожает инфляция. Несмотря на официальную статистику, цифры, которые он привел, показывают, что число людей, относящих себя к среднему классу, уже сократилось с 25 до 18%. По его словам, неизбежны и политические последствия. "Одно дело – возглавлять страну с процветающей экономикой, и совсем другое – страну, вступающую в системный кризис", – заявил он FT. Ему вторит и Петр Авен: "Популярность нынешнего правительства в основном зависит от экономических результатов".

Девальвация рубля возможна, если иностранные кредиторы потребуют свои деньги обратно

У России снова вырос внешний долг, поэтому, если иностранные кредиторы потребуют свои деньги обратно, возможна девальвация рубля, заявил в интервью Deutsche Welle профессор Свободного университета Берлина Вольфрам Шреттль.

Отвечая на вопрос русской журналистки, почему из-за кризиса в США вынуждены страдать россияне, эксперт признает, что последствия кризиса, разразившегося в США, другие страны, в том числе и Россия, ощутили на себе даже в более значительной степени. По его мнению, на то есть несколько причин.

Во-первых - снова вырос внешний долг России. "Он больше, чем мы это предполагали", - подчеркнул Шреттль. Он напомнил что 16 октября в Госдуме глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин сообщил, что общая задолженность России сейчас составляет уже 560 млрд долларов, то есть долг России больше ее валютных резервов. Россия снова является нетто-должником.

"Если иностранные кредиторы потребуют свои деньги обратно, а такое сейчас случается, то Москва очень быстро может попасть в весьма затруднительное положение. В таком случае многие наблюдатели опасаются девальвации рубля", - отмечает эксперт.

"Замминистра финансов Шаталов сказал, что обесценивание денег не запланировано. Но мы знаем, что оно не может быть запланировано. Так что заверения замминистра вызывают, скорее, беспокойство. То, что Центробанк скупает акции компаний, показывает, в каком состоянии находятся их финансы. Хорошим это не назовешь", - считает немецкий профессор.

Евро и рубль падают по отношению к доллару

В ходе торгов в понедельник курс евро упал более чем на 1% и достиг 1,2462 долл. Во многом очередное укрепление доллара в этой ситуации объясняется существенным ослаблением евро по отношению к иене - курс единой европейской валюты утратил 3% и составил 115,64 иены/евро.

Укрепление иены не остановило даже заявление министров финансов "большой семерки" (G7), которые ранее выразили озабоченность "чрезмерной нестабильностью" обменного курса японской иены. Стоимость последней увеличивается уже не первый день подряд: по итогам торгов 24 октября 2008г. курс иены по отношению к доллару достиг наивысшего обменного уровня за последние 13 лет.

Это вызвало опасения относительно способности Японии экспортировать автомобили и другую продукцию, поскольку в условиях мирового финансового кризиса эти товары на американских рынках стоят дороже.

Между тем средневзвешенный курс доллара расчетами "завтра" на единой торговой сессии (ЕТС) ММВБ в понедельник вырос на 29,11 копейки по сравнению с уровнем, сформировавшемся к этому времени накануне, и составил 27,3507 рублей. Тем самым доллар обновил 2,5-летний максимум.

По сравнению со средневзвешенным значением предыдущего торгового дня курс доллара вырос на 16,83 копейки. Банк России повысил официальный курс доллара на 29,11 коп до 27,3507 руб за доллар.