Председатель директоров компании ЮКОС Виктор Геращенко полагает, что государство в лице основного кредитора ЮКОСа Федеральной налоговой службы потеряло миллиарды долларов из-за скорого банкротства ЮКОСа
НТВ

Председатель совета директоров компании ЮКОС Виктор Геращенко полагает, что государство в лице основного кредитора ЮКОСа Федеральной налоговой службы потеряло миллиарды долларов из-за скорого банкротства ЮКОСа, пишет газета "Коммерсант".

Продавая активы компании по ликвидационным, заниженным на 20-40% ценам, государство "проявляет идиотизм", считает Геращенко. Не надеется бывший глава Центробанка и на справедливую конкурсную продажу.

- История компании ЮКОС по версии газеты The Financial Times
- Продавать активы ЮКОСа до банкротства не будут

Накануне совет кредиторов компании ЮКОС принял решение официально обанкротить компанию и распродать ее активы с конкурса в счет уплаты долгов. По мнению председателя совета директоров ЮКОСа Виктора Геращенко, такое решение вызывает удивление своей экономической нецелесообразностью.

"Меня очень удивляет позиция власти. Основной кредитор ЮКОСа – ФНС, которая как раз и заинтересована, чтобы получить от продажи активов как можно больше. "Роснефть" имеет мизерные претензии по сравнению с требованиями налоговиков. И если принимается решение о банкротстве, конкурсный управляющий вынужден продавать активы по ликвидационной стоимости, а это идиотизм. Конечно, в бюджете на будущие годы не предусмотрены поступления этих сумм с ЮКОСа, но это дополнительные поступления в тот же стабфонд. И чем спокойнее будете продавать, тем больше получите. То есть такой порядок продажи – против интересов государства и в конечном счете – против интересов его граждан. Все это выглядит идиотизмом власти, которая не видит, как решить экономическую, политическую, социальную и инвестиционную проблему", - заявил Геращенко.

Советники временного управляющего пояснили, что активы ЮКОСа оценивались не по рыночной, а по ликвидационной стоимости с дисконтом 15-40%. Это, по их словам, связано с тем, что время на поиск наиболее выгодного покупателя в процессе конкурсного производства ограничено.

По плану финансового оздоровления, предложенному Стивеном Тиди, продажа активов компании может принести в разы больше. Геращенко так охарактеризовал предложения менеджмента: "Я понимаю, что план Тиди был несколько идеалистическим, однако у него есть основания".

При этом, по словам Геращенко, если менеджмент исходил из желания собрать как можно больше денег, то временный управляющий и кредиторы - из желания "устроить междусобойчик".

Все это, по словам Геращенко, приведет к распродаже ЮКОСа по заниженным ценам, в результате чего бюджет недополучит миллиарды долларов: "Если бы был назначен внешний управляющий с мандатом на полтора года, была бы другая ситуация. Но в нынешней ситуации, в обстоятельствах явного давления государства, можно договориться, что один участник делает ставку (на конкурсной распродаже – ред.), но маленькую, а тот, кто мил, делает чуть более высокую. Как было с "Юганскнефтегазом".

Продавать активы ЮКОСа до банкротства не будут

Суд будет принимать решение по банкротству ЮКОСа 1 августа. Сегодня пресс-секретарь ЮКОСа Клэр Дэвидсон заявила, что менеджмент компании считает нецелесообразным продавать активы компании до рассмотрения в суде 1 августа дела о банкротстве.

"Процесс банкротства продвигается быстрыми темпами и менеджмент считает неуместными и невыгодными для компании поспешные сделки о продаже активов до слушания в российском суде дела о банкротстве 1 августа 2006", - заявила Дэвидсон.

Судя по всему, "Газпрому", который, как писала газета "Ведомости", хотел приобрести ряд активов компании до 1 августа, не удалось договориться с руководителями компании.

Ранее считалось, что ЮКОС может продать свои активы еще до банкротства напрямую без организации конкурса, если свое согласие на это даст временный управляющий. Пытаясь приобрести активы компании напрямую, "Газпром", во-первых, надеялся уменьшить цену, а во-вторых, хотел застраховаться от возможных исков со стороны миноритарных акционеров ЮКОСа.

Среди рассматриваемых для продажи активов в первую очередь речь шла о пакете акций "Газпром нефти" (бывшая "Сибнефть"). По оценкам ЮКОСа, продажа этих ценных бумаг могла принести компании до 4 млрд долларов. Сообщалось, что приобрести эти акции "Газпром" планировал за гораздо меньшую сумму. Также считалось, что еще до банкротства могли быть проданы такие дочерние предприятия как "Томскнефть" и "Арктикгаз".

Как говорят специалисты, если бы договор с президентом Стивеном Тиди о продаже активов "Газпрому" был заключен до банкротства, то сделку нельзя было бы оспорить в суде.

История компании ЮКОС по версии газеты The Financial Times

Британская газета подвела своеобразный итог работы нефтяной компании ЮКОС. По мнению газеты, дело ЮКОСа является "одним из центральных событий в корпоративной и политической истории России, отбрасывающим длинную тень на права собственников в стране и знаменующим собой начало усиления государственного вмешательства в дела бизнеса".

Как пишет The Financial Times, история ЮКОСа – это "лишь фрагмент длинной цепочки, которая началась с захвата активов олигархами, имеющими политические связи, а закончилась перераспределением в пользу компаний, близких к Кремлю... Первой частной нефтяной компании, созданной в России, суждено было стать первой возвращенной под крыло Кремля", (полный текст статьи на сайте Inopressa.ru).

ЮКОС был одним из ключевых активов печально известной приватизации по "залоговым аукционам", в ходе которой контроль над природными ресурсами страны перешел в руки нескольких амбициозных бизнесменов в качестве платы за предоставление займов безденежному правительству.

Одним из них был Ходорковский, бывший комсомольский активист, который к середине 1990-х годов был связан с рядом предприятий и владел банком "Менатеп". В 1995 году "Менатеп" организовал аукцион по ЮКОСу и к его концу остался единственным претендентом. Спровадив иностранных и отечественных потенциальных конкурентов, он заплатил около 350 млн долларов за 78% компании. В следующие несколько лет Ходорковский избавился от миноритарных акционеров в филиалах ЮКОСа, растворив их акции в допэмиссиях, и уведя доходы филиалов в свои структуры. В то время активно используются схемы по оптимизации налогов при помощи трансфертного ценообразования. Схема включала в себя продажу нефти по сниженной цене "своим" посредническим компаниям, которые перепродавали ее по рыночным ценам и удерживала разницу.

Финансовый кризис 1998 года и изъятие прибыли у филиалов поставили рабочих ЮКОСа в катастрофическое положение. В 1998 году работники, месяцами не получавшие зарплаты, вышли на улицы города нефтяников Нефтеюганска, в то время как телефоны в главном офисе филиала отключили за неуплату.

Но когда цены на нефть пошли вверх, Ходорковский оказался одним из первых магнатов, понявших, что на увеличении рыночной капитализации компании можно сделать больше денег, чем на выпаривании прибылей из филиала.

К 2000 году ЮКОС уладил дела с миноритарными акционерами и западными банками, пригласил сотрудников западного стиля для работы с инвесторами, создал наблюдательный совет и ввел западные стандарты бухгалтерии. Компания, название которой было синонимом ущемления прав миноритарных инвесторов, стала образцом хорошего корпоративного управления. Она вела слияние с "Сибнефтью", нефтяной группой, контролируемой магнатом Романом Абрамовичем, с целью создать одну из крупнейших нефтяных компаний мира. Одновременно Ходорковский вел переговоры с ExxonMobil о продаже миноритарного пакета в объединенной компании за 25 млрд долларов.

15 апреля 2003 года российский президент Владимир Путин прислал компании ЮКОС письмо, поздравляя ее с 10-летием, хваля за "профессионализм" и "эффективность". Он писал, что ЮКОС уверенно движется по траектории стабильного роста, желал компании успехов в реализации ее планов и новых многообещающих проектов.

В тот же день главный собственник ЮКОСа Михаил Ходорковский объявил, что в 2007 году уйдет с поста генерального директора компании и посвятит себя другой деятельности – тогда многие предполагали, что это политика. Полгода спустя Ходорковского арестовали и предъявили ему обвинения в неуплате налогов и мошенничестве.

Хотя Ходорковский оказался за решеткой, инвесторы верили, что российское правительство не разрушит крупнейшую нефтяную компанию страны, приносившую миллионы долларов в виде налогов. Президент Путин заверил инвесторов, что их деньги в безопасности.

В июне 2004 года он сказал инвесторам, что российские власти, правительство и экономические чиновники не заинтересованы в банкротстве ЮКОСа. Правительство, добавил он, сделает все возможное, чтобы не допустить краха компании. Акции ЮКОСа выросли на 34%.

Но российские власти продолжили предъявлять компании налоговые претензии, которые в некоторые годы превосходили ее доходы. Когда общая сумма претензий достигла 28 млрд долларов, правительство решило продать активы ЮКОСа. В декабре 2004 года на принудительном и непрозрачном аукционе государство продало главный производственный актив ЮКОСа, "Юганскнефтегаз", за 9,35 млрд долларов.

Актив достался "Роснефти", государственной нефтяной компании. В июле "Роснефть" разместила свои акции на Лондонской бирже, доведя рыночную капитализацию до 80 млрд долларов.

Около 10% "Роснефти" до сих пор принадлежат ЮКОСу, равно как и 20% "Сибнефти", входящей теперь в газовую монополию "Газпром". По мнению независимых аналитиков, только эти активы стоят больше 12 млрд долларов, за счет которых можно покрыть львиную долю долгов компании.

Тем не менее никто на собрании кредиторов не удивился, когда временный управляющий оценил компанию меньше чем в 18 млрд долларов и объявил ее неплатежеспособной. Российская биржа практически не отреагировала на решение – готовность смириться с неизбежным, возможно, станет одним из самых длительных последствий дела ЮКОСа.