Берлускони вернул в Италию по амнистии 30 млрд. евро
Архив NTVRU.com

Сильвио Берлускони вновь привлек к себе внимание всей Европы, но теперь отнюдь не по причине какого-нибудь скандала. Старый Свет поражен успехом эксперимента по амнистии капиталов, объявленного с начала этого года римским кабинетом под скептические ухмылки многих экспертов. Для России этот опыт представляет особый интерес: Берлускони удалось то, чего без результата добивались наши руководители чуть ли не все десять лет реформ.

Итальянское руководство провозгласило в начале года "налоговую амнистию" для капиталистов, которые увели свои капиталы за рубеж. По новому закону, одобренному кабинетом министров, те частные капиталы, которые были по тем или иным причинам переведены за рубеж, могли вернуться на родину до 15 мая 2002 года. Происхождение их никого не интересует, хозяин счета должен только уплатить республике 2,5% от суммы переведенных в Италию денег.

По официальным данным, обнародованным в Риме, в Италию только из соседней Швейцарии вернулось до 30 млрд. евро. Именно в швейцарские банки, которые развернули обширную сеть филиалов и отделений на границе с Италией, уходили капиталы из страны.

Правда, по оценке римских государственных экспертов, "грязных" денег могло прийти в Италию из Швейцарии как минимум в три раза больше. Но главное, как пишет "Время новостей", в другом: деловые люди поверили в искренность правительства, нуждающегося в инвестициях и ради этого готового закрывать глаза на происхождение капиталов.

За ценным итальянским опытом, несмотря на протесты FATF - группы по борьбе с отмыванием денег, - внимательно следят в других европейских столицах. Прежде всего в Париже. В случае победы правоцентристского блока и на предстоящих через две недели выборах в национальное собрание правительству Жан-Пьера Раффарена как воздух потребуются новые капиталовложения в национальную экономику.

Берлускони не первый лидер, пытающийся вернуть сбежавшие деньги. Однако уникальность итальянского опыта не только в его успехе, но и в том, что до сих пор к подобным методам прибегали государства с переходной экономикой, а никак не члены "большой восьмерки".