Совладелец СУАЛа Виктор Вексельберг
НТВ

Совладелец СУАЛа Виктор Вексельберг и собственник "Русского алюминия" Олег Дерипаска договорились о слиянии своих компаний, сообщает газета "Коммерсант". В результате сделки, о которой планируется официально объявить в середине октября 2006 года, будет создан крупнейший в мире производитель первичного алюминия. В России он займет 100% рынка. Кремль, скорее всего, одобрит такую гигантскую сделку, так как таким образом надеется взять реванш за неудачу "Северстали" в слиянии с Arcelor.

Олег Дерипаска получит 75% объединенной компании, Виктор Вексельберг с партнерами – 25%. Механизм консолидации активов СУАЛа и "Русала" еще не утвержден. По информации газеты "Коммерсант", рассматриваются два варианта – слияние на базе "Русала" или же новой структуры. При этом бренды "Русала" и СУАЛа будут сохранены. По оценкам источников, совместная компания будет стоить 22 млрд долларов.

- NY Times: русская дорога к богатству Олега Дерипаски

Такая высокая оценка стоимости новой компании удивляет аналитиков, однако, по всей видимости, в стоимости сделки заложена премия за первенство в мире, которое получит "Русал" в результате слияния с конкурентом. Объем выпуска алюминия объединенной компанией на базе показателей 2005 года составит 3,7 млн тонн, в то время как нынешние лидеры отрасли американская Alcoa и канадский Alcan выпускают по 3,5 млн тонн алюминия в год.

Сделка также позволит создать монополиста на российском рынке алюминия, но проблем с разрешением антимонопольных органов у "Русала" и СУАЛа наверняка не будет, пишет "Коммерсант". Закон "О конкуренции и ограничении антимонопольной деятельности" позволяет одобрять подобные сделки, если они "способствуют укреплению позиции российских производителей на мировом рынке".

Получить разрешение Кремля, скорее всего, будет достаточно просто. То, что в России появится крупнейшая в мире алюминиевая компания вполне в духе, проводимой ныне политики укрупнения компаний. К тому же это позволит взять реванш за неудачу "Северстали" в слиянии с Arcelor.

СУАЛ в 2005 году добыл 5,4 млн тонн бокситов, произвел 2,3 млн тонн глинозема и 1,05 млн т алюминия. Чистая прибыль до выплаты налогов – 600 млн долларов. Контрольный пакет компании принадлежит Виктору Вексельбергу и Леонарду Блаватнику. "Русал" в 2005 году добыл 5,7 млн тонн бокситов, произвел 3,9 млн тонн глинозема и 2,7 млн тонн алюминия. Чистая прибыль до выплаты налогов - 2,2 млрд долларов. Компания контролируется Олегом Дерипаской.

NY Times: русская дорога к богатству Олега Дерипаски

Кем был и кем стал Олег Дерипаска, а также о его вхождении в западные деловые круги - об этом пишет в понедельник газета New York Times. "Уже в 32 года бывший физик-ядерщик Олег Дерипаска отвоевал контроль над алюминиевой промышленностью России у представителей организованной преступности, продажных региональных чиновников и амбициозных магнатов вроде него самого, обеспечив себе надежное место среди богатых влиятельных засекреченных российских бизнесменов, называемых "олигархами", - пишет New York Times.

Издание рассказывает, как годом позже Дерипаска обеспечил себе политическую благонадежность, женившись на Полине Юмашевой, женщине, которая скоро стала членом семьи бывшего президента Бориса Ельцина.

Сейчас 38-летний Дерипаска контролирует частную компанию "Русал" через свою холдинговую компанию "Базовый элемент", которая значительно разбогатела благодаря скачку мировых цен на сырье.

New York Times отмечает, что, хотя Дерипаска очень значительная фигура дома, за границей он менее известен. Эта ситуация, пишет газета, может вскоре измениться: Дерипаска и его коллеги выходят в большой мир.

Богатейшие люди России используют сейчас свои банковские счета, разросшиеся за счет сырьевого бума, для инвестиций за пределами Росси - от Азии до Южной Америки. Причем, как считает New York Times, их цель не просто в том, чтобы вывести свои активы из-под контроля российских властей, а в том, чтобы повысить прибыли.

"Только за первую половину этого года "Русал" купил заводы и рудники в Китае, Гвиане и Нигерии. Воодушевленный доходами компании, выросшими в 2005 году на 56%, дойдя до 1,65 млрд долларов, Дерипаска публично пообещал сместить Алюминиевую компанию Америки с места лидера мировой алюминиевой промышленности, сказав, что он достигнет этой цели путем агрессивного наращивания зарубежных активов", - пишет газета (полный текст на сайте Inopressa.ru).

Глобальное расширение российских олигархов происходит в тот момент, отмечает издание, когда сверхбогатые бизнесмены внутри страны затаились, после того как Путин посадил в тюрьму одного из них, нефтяного магната Михаила Ходорковского. Дальнейший развал его нефтяной компании ЮКОС побудил многих олигархов вывести свои активы из зоны контроля Кремля.

Согласно статистике Центробанка России, сообщает газета, в первом квартале этого года прямые иностранные инвестиции российских компаний составили 5 млрд долларов. В четвертом квартале прошлого года впервые в истории инвестиции российских компаний за рубежом превысили инвестиции иностранных компаний в России.

Это не первый случай, продолжает газета, когда российские компании делают громкие заявления о намерении привести свой бизнес в соответствие с западными нормами отчетности и прозрачности, и именно такие заявления сопровождали лихорадку 1990-х, когда инвесторы остались ни с чем, обогатив олигархов. Но на этот раз, как уверяют Дерипаска и другие олигархи, это является правдой.

Однако различные подозрения портят жизнь российским бизнесменам за рубежом. У многих из них из-под ног выхватывают ковровую дорожку, часто из-за страхов перед российской организованной преступностью или плохим управлением компанией, считает New York Times, приводя в качестве примера неудачную попытку слияния Arcelor с "Северсталью" Алексея Мордашова.

Не избежал подобных препятствий и Олег Дерипаска. Бывшие партнеры в Нью-Йорке и Лондоне подавали на него в суд, по его словам, с целью запятнать его репутацию и помешать его расширению за границей.

Судебное дело в Нью-Йорке, возбужденное по иску Михаила Живило, бывшего владельца металлургического комбината в Новокузнецке, было закрыто по юридическим основаниям, но впоследствии Дерипаска заплатил Живило, чтобы прекратить спор, сообщает New York Times.

Живило проживает во Франции, российская прокуратура обвиняет его в том, что он является заказчиком покушения на губернатора сибирской провинции. Живило отвергает эти обвинения и обвиняет в организации покушения Дерипаску.

Кроме того, "Русал" борется в лондонском суде за право контролировать прибыль крупнейшего в бывшем Советском Союзе металлургического комбината - Таджикского алюминиевого завода.

Дерипаска в интервью отказывается обсуждать юридические проблемы "Русала". "У нас нет проблем, мы их решили", - говорит он.

Газета пишет также о карьерном пути Олега Дерипаски. "Мало кто из российских олигархов может похвастаться таким простым происхождением, как Дерипаска, - пишет New York Times. - Воспитанный бабушкой и дедушкой в деревенском доме на юге России, он оказался в опасном вихре постсоветского бизнеса исключительно благодаря амбициям".

Несмотря на скромное происхождение, он поступил на отделение теоретической физики престижного Московского государственного университета. Ему было всего 26, когда он стал директором Саянского алюминиевого завода в Сибири. Каким-то образом ему удалось выжить в кровавой бойне, сопровождавшей процесс приватизации.

В то время в Сибири царило полное беззаконие, и заводы меняли хозяев буквально с нажатием клавиши, когда одного крупного акционера просто стирали из базы данных.

Дерипаска, вышедший победителем из так называемых "алюминиевых войн", никогда не подвергался обвинениям в суде, хотя его коллег и партнеров, таких как Живило, обвиняли в уголовных преступлениях.

Однако, как сообщает New York Times, вопросы относительно его роли в "алюминиевых войнах" заставляли Госдепартамент до прошлого года отказывать ему в выдаче визы.

Газета приводит высказывание Дерипаски о том, что в итоге олигархи, каким бы ни было их влияние, уйдут на задний план, причем интеграция в глобальную экономику будет способствовать этому больше, чем захват государством контроля над промышленностью.