Президент фонда "Спутник" и миноритарный акционер ЮКОСа Борис Йордан считает, что с помощью переговоров можно избежать банкротства нефтяной компании, и намерен на следующей неделе обсудить разработанный им план с другими миноритарными акционерами
Архив NEWSru.com

Президент фонда "Спутник" и миноритарный акционер ЮКОСа Борис Йордан считает, что с помощью переговоров можно избежать банкротства нефтяной компании, и намерен на следующей неделе обсудить разработанный им план с другими миноритарными акционерами, сообщил он в интервью газете "Коммерсант".

"План исходит из того, что ни ЮКОСу, ни государству, ни Group Menatep, ни миноритариям не нужно банкротство, - отметил он. - Надо договариваться. Просто нужны правильные люди, которые смогут это сделать".

- Геращенко о предложении Йордана выступить посредником: "Ну что же, все ищут работу..."

Йордан сказал, что задачей является также консолидировать достаточно большую группу акционеров, чтобы получить представительство в совете директоров (доля миноритарных акционеров в капитале компании составляет, по его данным, более 30%).

"Группа "Спутник" - миноритарный акционер ЮКОСа. После "развода" ЮКОСа и "Сибнефти" доля миноритарных акционеров в уставном капитале ЮКОСа, прежде всего иностранных, составляет более 30%, в них вложено более 10 млрд долларов", - заявил он.

"По-моему, главная претензия со стороны миноритарных акционеров сейчас направлена самой компании и тем, кто определял ее политику в последнее время, - сказал Йордан. - У Group Menatep есть самостоятельные интересы, которых нет у миноритариев".

"Не секрет, что Group Menatep является не только акционером, но и кредитором ЮКОСа и фактическим менеджером его активов. Свои трудности группа пытается решить, втягивая ЮКОС в решение этих проблем, но такой подход может расходиться с интересами миноритарных акционеров", - сказал Йордан.

Как сообщалось ранее, Борис Йордан обратился к миноритарным акционерам ЮКОСа с письмом, в котором предложил себя в качестве посредника в переговорах с властями об урегулировании ситуации вокруг компании.

По мнению Бориса Йордана, в правительстве до конца не осознают, что в ЮКОСе есть существенная доля миноритарных акционеров, а не только Group MENATEP и экс-акционеры "Сибнефти". Одна из причин этого - пассивность самих миноритариев.

"Пока что все рассматривали это как конфликт правительства, ЮКОСа и "Сибнефти". И забывали о вполне добросовестной группе совладельцев, вложившей 10 млрд долларов в компанию, но не участвовавшей в ее решениях, которые привели к такому развитию событий. Миноритарные акционеры никак не причастны к налоговой и торговой политике компании", - заявил Йордан.

На вопрос "Коммерсанта" о том, почему он спохватился именно сейчас, а не когда "ЮКОС организовывал офшоры", Йордан ответил: "Большинство портфельных инвесторов достаточно пассивны, они не стремятся управлять компанией при нормальной ситуации. Но когда у нее кризис, они не должны стоять в стороне. Тем более сейчас, когда компания переживает тяжелый кризис, а менеджмент, вместо того чтобы представить всем акционерам план антикризисных мер, день за днем констатирует, что ЮКОС почти банкрот. Этим они только усугубляют проблемы".

Йордан обсудит свой план по урегулированию ситуации вокруг ЮКОСа с акционерами на следующей неделе

Как отметил Борис Йордан, накануне управляющий компании "ЮКОС-Москва" Семен Кукес в интервью газете Wall Street Journal вновь заявил о возможности скорого банкротства ЮКОСа.

"Выходит, что никакого антикризисного плана у ЮКОСа не существует. По крайней мере, миноритарные акционеры о нем не проинформированы. Поэтому мы и хотим объединить миноритарных акционеров для отстаивания наших общих интересов. Миноритарии должны иметь представительство в совете директоров и принимать участие в решении проблем компании", - сказал Йордан.

На вопрос о том, просили ли его об этом в правительстве, Йордан ответил, что "здесь вообще нет такой темы. Я выступаю только как миноритарный акционер ЮКОСа. Переговоры на эту тему между акционерами только начинаются и продолжатся, возможно, не одну неделю".

В то же время он отказался сообщить в интервью "Коммерсанту" свой план по урегулировании ситуации. "Пока я не могу раскрыть подробности, я буду обсуждать план на следующей неделе с другими миноритарными акционерами. План исходит из того, что ни ЮКОСу, ни государству, ни Group MENATEP, ни миноритариям не нужно банкротство. Это самый плохой выход из положения. Это будет серьезным ударом по инвестиционному климату всей страны".

"Мы считаем, этого можно избежать и спасти компанию от банкротства. Для этого нужно сесть за стол переговоров и проработать, что делать дальше", - подчеркнул Йордан.

Виктор Геращенко: "Пока ситуация вокруг ЮКОСа не стала необратимой"

Между тем последние события вокруг ЮКОСа "Коммерсанту" прокомментировал кандидат в члены совета директоров компании Виктор Геращенко.

На вопрос о том, что, по его мнению, ждет ЮКОС после того, как взыскание с компании 99,4 млрд рублей вступит в законную силу, он ответил, что "против любого решения суда, если это не решение Высшего арбитражного суда, можно подавать кассации".

"Активы ЮКОСа арестованы, их нельзя ни продать, ни купить, пока не будет определенных договоренностей. Это просто метод давления на менеджмент ЮКОСа, на его совет директоров. Пока ситуация вокруг ЮКОСа не стала необратимой", - считает Геращенко.

В то же время он не стал разглашать в интервью газете, что именно он собирается сделать для урегулирования ситуации вокруг ЮКОСа.

"Этого я вам не могу сказать. Договариваться, естественно. Если я правильно понимаю законодательство, позиция ЮКОСа является безупречной. Суд против ЮКОСа идет не по закону, а по "совести" или по "справедливости". А если так, то надо договариваться. Если не договоримся, разговоры об инвестициях в экономику России - папиросный дым".

Геращенко о предложении Йордана выступить посредником: "Ну что же, все ищут работу..."

Что же касается предложений Бориса Йордана о смене менеджмента компании, то, по мнению Геращенко, все это - в порядке вещей.

"Это нормально, - заявил Виктор Геращенко. - Когда с менеджментом ЮКОСа почему-то никто не хочет вести переговоры, а с владельцами говорить сложно, появляются люди, которые говорят: "Вот я вроде бы могу помочь, у меня есть опыт". Ну что же, все ищут работу..."