За последние два года самый важный сектор российской экономики – нефтегазовая отрасль – подверглась самым кардинальным изменениям после приватизации середины 1990-х годов, породившей могущественных олигархов
Архив NEWSru.com

За последние два года самый важный сектор российской экономики – нефтегазовая отрасль – подверглась самым кардинальным изменениям после приватизации середины 1990-х годов, породившей могущественных олигархов. Нефтяные активы, которые были приватизированы по бросовым ценам, вновь переходят под контроль государства, пишет британская The Financial Times в статье, перевод которой публикует InoPressa.

"Два наиболее известных российских олигарха уже получили свои "призы". Роману Абрамовичу в прошлом месяце вручено 13 млрд долларов за "Сибнефть", нефтяную компанию, которую контролировал этот не любящий публичности миллиардер вместе с группой неназванных партнеров. В те же дни, когда деньги поступили на офшорный банковский счет Абрамовича, Михаил Ходорковский, в прошлом главный акционер крупнейшей нефтяной компании в России ЮКОС, получил свою "награду" – срок в одной из самых отдаленных колоний в суровых условиях Читинской области", - пишет британская газета.

Новый порядок

Новый порядок в энергетическом секторе был установлен посредством трех шагов. Во-первых, правительство расчленило ЮКОС и путем серии махинаций, сомнительных с точки зрения закона, продало крупнейшую часть ЮКОСа "Роснефти", могучей нефтяной компании, которой управляют люди, близкие к Кремлю. Во-вторых, правительство потратило 7,5 млрд долларов на то, чтобы увеличить свой пакет акций "Газпрома" до 51%. В-третьих, правительство позволило "Газпрому" купить "Сибнефть", пятую по размеру нефтяную компанию в стране, что стало крупнейшей сделкой в истории российских корпораций.

Результат: государство контролирует большую часть "Газпрома" – компании, которая в прошлом году добывала 20% газа в мире. Также государство в три раза увеличило размер компании "Роснефть" и напрямую контролирует 30% добычи нефти в России. Кроме того, государство контролирует инфраструктуру нефтяной и газовой отрасли.

Имидж России как стабильного экспортера нефти под ударом

Учитывая зависимость России от природных ресурсов (энергоресурсы составляют 40% ВВП), эти потрясения, вместе с жесткими ограничениями в этой сфере для иностранцев, имеют огромные негативные последствия для российской экономики. И это не только внутреннее дело России. "РФ является вторым крупнейшим производителем нефти в мире после Саудовской Аравии и крупнейшим экспортером природного газа. За счет российских поставок покрывается 30% потребностей Европы в нефти и 25% – в природном газе. Любые колебания в добыче нефти в России оказывают влияние на мировые цены на нефть", - указывает FT.

Роджер Маннингс, руководитель отделения по глобальным энергетическим и природным ресурсам консалтинговой компании KPMG, говорит: "Эти углеводородные ресурсы очень важны для мирового экономического развития. Россия считает, что быть надежным партнером в поставках энергоресурсов – это один из инструментов для восстановления ее геополитического влияния и, соответственно, национальной гордости. Можно понять тот факт, что Россия хочет контролировать стратегические активы (предприятий нефтяной и газовой отрасли)".

Россия особенно стремится показать свою важность для мирового сообщества накануне периода президентства в "большой восьмерке" в следующем году. Москва решила поставить проблему энергетической безопасности во главу угла во время своего президентства в G8 и сейчас пытается придать ей конкретное содержание. "Россия посмотрела на Саудовскую Аравию и решила взять ее за образец. Никто не критикует саудитов – они слишком важны в качестве поставщиков нефти", – говорит Кристофер Уифер, главный аналитик "Альфа-Банка", крупнейшего частного банка в России.

Победители и проигравшие

Кто выиграл, а кто проиграл в результате растущего присутствия государства в сфере энергоресурсов? Для иностранных компаний работа в российском нефтяном секторе никогда не была легкой, сейчас условия этой работы становятся более жесткими и в то же время более прозрачными. Когда два года назад компания BP приобрела 50% акций российской ТНК, это должно было проложить путь для увеличения иностранных инвестиций в российский нефтяной и газовый сектор. С тех пор прошло два года, но партнерство в соотношении 50/50 остается исключением. В прошлом году корпорации ConocoPhillips было позволено купить 8% акций компании "Лукойл". ConocoPhillips имеет право увеличить размер своего пакета, но только до 20%.

Более того, Москва намерена ввести ограничения на права иностранных компаний разрабатывать некоторые нефтяные и газовые месторождения, которые правительство считает "стратегическими". По новому закону предлагается, чтобы ни одна компания, где доля иностранной собственности составляет свыше 50%, не имела права участвовать в тендере на разработку месторождения, содержащего более 1 млрд баррелей нефти или расположенного недалеко от военных объектов.

Ранее в этом году правительство отменило тендеры на разработку двух больших нефтяных месторождений с целью не дать компании ТНК-ВР возможность участвовать в торгах. Эти месторождения – имени Титова и имени Требса – сейчас считаются "стратегическими" и поставлены вне досягаемости для ТНК-ВР. Между тем в этом совместном предприятии есть миноритарные инвесторы, и в результате покупки ими акций компании общая доля акций, контролируемых иностранцами, может превысить 50%.

Между тем, учитывая размер нефтяных месторождений и тот масштаб инвестиций, которого они требуют, российские компании вряд ли смогут разрабатывать их в одиночку, указывает FT. Они могут пригласить иностранные компании в качестве партнеров, но одна вещь известна наверняка: любое иностранное участие будет ограничено до миноритарного пакета и будет проходить на условиях российской стороны. "В прошлом российские нефтяные компании имели ограниченные финансовые и технологические возможности. Но времена изменились. Сегодня у российских компаний есть доступ к рынкам ценных бумаг и они могут купить себе лучшие западные технологии. Они рады пригласить к совместной работе иностранные компании с целью уменьшения рисков, но – на своих условиях", – говорит Сергей Оганесян, глава Федерального агентства по энергетике.

Аналогичные правила применяются и в газовом секторе. "Если у вас есть проект в газовой отрасли, вы должны заключить сделку с "Газпромом" для того, чтобы получить доступ к газопроводу. В противном случае ваш проект не увенчается коммерческим успехом", – говорит Кристофер Уифер.

Пример компании ТНК-ВР является хорошей иллюстрацией этих слов. У этой компании есть лицензия на разработку гигантского газового месторождения "Ковыкта", но успех этого проекта, стоимость которого оценивается в 15 млрд долларов, полностью зависит от участия в нем "Газпрома". "Газпром" же потребовал контрольный пакет акций, а также контроль за экспортом газа с этого месторождения. У ТНК-ВР не было выбора, но даже после согласия компании на предложенные условия "Газпром", у которого есть другие приоритеты, задвинул этот проект в дальний угол. "Хотя у "Газпрома" и нет лицензии на разработку этого месторождения, он работает на нем так, словно это его собственность", – сказал источник, знакомый с ситуацией.

Иностранные компании – не единственные, кто обеспокоен усилением вмешательства государства в экономику. Этим обеспокоены также немногие оставшиеся частные российские нефтяные компании. "Если до начала аукциона председатель совета директоров государственной компании будет звонить человеку, обладающему властью, и говорить, что эта лицензия должна достаться его компании, то это очень сильно деформирует рынок", – сказал руководитель одной из нефтяных компаний. Такие опасения имеют под собой основания, учитывая факты оказания административного давления на частные компании в России. Как сказал Кристофер Уифер, "российское государство будет прямым конкурентом в борьбе за те лицензии, которые оно само и выдает".

Государство и экономика

Более того, как утверждают экономисты, если даже отставить в сторону нарушение принципа здоровой конкуренции, усиление присутствия государства в нефтяном секторе может нанести ущерб российской экономике. Андрей Илларионов, советник президента Путина по экономическим вопросам, который отличается откровенностью, предупредил, что Россия повторяет ошибки Венесуэлы 1950-х годов, которая национализировала свою нефтяную и газовую отрасль и в результате испытала снижение ВВП. В России также проявляются симптомы, отнюдь не внушающие оптимизма.

Изменения уже повлияли на рост объемов добычи нефти и инвестиций в нефтяной сектор в России – фактор, который вносил главный вклад в экономический рост страны последние пять лет. В это пятилетие наблюдался рост добычи нефти в среднем на 9% в год, однако в прошлом году этот показатель стал замедляться и, вероятно, в этом году он снизится до 3%.

Владимир Милов, президент независимого Института энергетической политики, говорит, что рост добычи нефти в России сдерживается различными формами административного давления. Он утверждает, что карательная налоговая система, при которой государство забирает практически все доходы от цены продажи, превышающей 25 долларов за баррель, и нехватка нефтепроводов делают бессмысленной разработку новых нефтяных месторождений, хотя есть острая необходимость в таких разработках.

Движущей силой роста российского нефтяного сектора в последние пять лет в основном были частные компании. По оценке Организации экономического сотрудничества и развития, в 2000-2003 годах они вносили прямой вклад в рост ВВП, обеспечивая от одной пятой до одной четверти прироста. При этом вклад государственных нефтяных компаний был очень незначительным. "Вряд ли российские частные нефтяные компании могли бы достичь такого роста в последние годы, если бы они остались под государственным контролем", – к такому выводу пришла ОЭСР.

Илларионов утверждает, что последние действия правительства стали причиной перераспределения ресурсов от эффективных собственников, таких как ЮКОС, к менее эффективным. "Газпром" из-за своего размера остается одной из наименее эффективных компаний. В прошлом году затраты "Газпрома" на содержание персонала увеличились более чем на 30%, в то время как его чистый доход увеличился лишь на 24,2%. Рыночная капитализация "Газпрома" в расчете на один баррель газа является одной из самых низких в газовой отрасли. В период с 2000 по 2004 годы среднегодовой объем производства в компании "Роснефть" увеличивался лишь на 3% (для сравнения: в компании "Сибнефть" – на 26%). И "Газпром", и "Роснефть" имеют более низкую прибыль в соотношении с общей стоимостью имущества, чем большинство российских и международных компаний отрасли.

Кому выгодно?

Но если ни иностранные компании, ни российская экономика не получают выгод от последних изменений в энергетическом секторе, то кто же их получает? Некоторые наблюдатели утверждают, что в основе последних трансформаций лежит нечто менее благородное, чем интересы государства. Владимир Милов считает: "Смешно говорить о национализации нефтяной отрасли. Национализация – это переход собственности из частной в государственную. То, что мы видим, – это передача активов от государства людям, близким к Кремлю".

Председателем совета директоров "Роснефти", одной из наименее прозрачных российских компаний, является Игорь Сечин, заместитель главы администрации президента Путина. Именно он, как многие считают, стоит за атакой на ЮКОС и Ходорковского. Председателем совета директоров "Газпрома" является Дмитрий Медведев, глава администрации президента Путина. Некоторые подозревают, что Путин сам подумывает, не возглавить ли ему "Газпром" после того, как в 2008 году истечет второй президентский срок, которой, согласно конституции, должен стать для него последним. "Мы видим рождение новых олигархов в России. У старых олигархов были политические связи в Кремле. Новые олигархи сами находятся в Кремле", – говорит Милов.

Что касается Путина, он опровергает это мнение. Во время последней встречи с иностранными журналистами Путин сказал, что назначение высокопоставленных чиновников в совет директоров государственных компаний – обычная практика и чиновники не получают от этого доход. У них нет акций компании, и они лишь представляют интересы государства.

Между тем некоторые российские наблюдатели утверждают, что частичная приватизация компаний, находящихся в государственной собственности, может создать механизм, в результате которого менеджер, представляющий интересы государства, превратится в акционера. Компания "Роснефть" объявила о планах продать частным инвесторам 49% акций в рамках изначального открытого предложения. На первый взгляд, этот шаг противоречит общей тенденции по усилению государственного контроля над стратегическими отраслями экономики.

"Изначальное открытое предложение – это способ сделать акции ликвидными, что позволит менеджерам ("Роснефти") законным способом приобрести акции в собственность, – считает один влиятельных российских бизнесменов. – В ближайшие несколько лет мы будем наблюдать за плавным переходом активов от частных бизнесменов в полугосударственную собственность, и затем – обратно в частные руки, но уже в другие руки. Им нужно сделать это быстро, до президентских выборов 2008 года, и это – гонка со временем".