Развитие экономики России зависит от мирового рынка нефти лишь отчасти, отмечает британская газета. Краткосрочное влияние высоких цен на экономику неясно, поскольку 90% дополнительной прибыли путем налогообложения поглощает правительство
Архив NEWSru.com

Экономические данные указывают на спад роста валового внутреннего продукта России по сравнению с прошлогодними 7,1%. За первые два месяца 2005 года ВВП вырос всего на 4,4%. Экономист Всемирного банка Джон Литвак, курирующий Россию, говорит: "Конечно, это замедление. Вопрос в том, будет оно небольшим или серьезным".

Сейчас ответить на этот вопрос сложно, пишет The Financial Times, статью которой публикует Inopressa. В настоящее время выступающие за активные реформы либералы столкнулись с растущим влиянием государственников.

Развитие экономики России зависит от мирового рынка нефти лишь отчасти, отмечает британская газета. Краткосрочное влияние высоких цен на экономику неясно, поскольку 90% дополнительной прибыли путем налогообложения поглощает правительство, которое помещает средства, главным образом, в стабилизационный фонд. Пока 25 млрд долларов из этого фонда не работают на благо экономики. Правда, власти стали больше тратить на социальные трансферты.

Министры также рассматривают крупные проекты, связанные с инфраструктурой, особенно в регионах, которых не коснулся нефтегазовый бум. Начавшееся движение денег может поднять ВВП на 1-2%, но все зависит от масштабности и сроков принятия правительственных решений, указывает FT.

Сегодня экономическая политика является предметом напряженных дебатов, в ходе которых либералы в администрации пытаются убедить президента Владимира Путина ускорить рыночные реформы. За прошедшие полгода экономический советник президента Андрей Илларионов и министр экономики Герман Греф публично выступали с критикой отсутствия реформ. К их лагерю принадлежит и министр финансов Алексей Кудрин.

Они столкнулись с растущим влиянием государственников, тех представителей администрации, которые считают, что государство должно играть ведущую роль в руководстве экономикой. Путин разрешает высказываться обеим сторонам, публично не присоединяясь ни к одной из них. Но в своих решениях президент в основном проводит курс на приоритет государства, что особенно заметно в деле ЮКОСа.

После ареста основателя нефтяной группы Михаила Ходорковского и предъявления ошеломляющих налоговых претензий власти могли бы оставить компанию в целости и дать ей возможность со временем расплатиться по претензиям. Но Кремль расчленил ее, отобрав и национализировав ее крупнейший актив "Юганскнефтегаз".

Таким образом государство дало понять, что считает себя владельцем и руководителем отрасли, а частным хозяевам следует соблюдать осторожность.

Тем временем либеральные реформаторы получили еще один удар в виде общественных протестов по поводу недавней замены таких льгот, как субсидируемый бесплатный проезд для пенсионеров, денежными выплатами. Либералы видели в реформе способ повышения экономической эффективности. Но изменения были выполнены плохо и спровоцировали демонстрации протеста. Хотя власти по-прежнему привержены идее монетизации льгот, они будут действовать осторожно.

А необходимы быстрые действия. Сейчас темпы инвестиций не ускоряются, а замедляются, упав до 7,8% в феврале, тогда как в 2004 году они превышали 10%. Дело ЮКОСа омрачило инвестиционный климат, а бизнесмены боятся растущего вмешательства властей и взяточничества. Приток капитала, наметившийся в начале 2003 года, вновь сменился оттоком: из России в 2004 году ушло 7,8 млрд долларов.

Михаил Дмитриев, возглавляющий аналитический отдел в Центре стратегических исследований, близком к Грефу, говорит: "Дело ЮКОСа сильно отразилось на инвестициях. А в нефтяном секторе спад инвестиций произошел, несмотря на ситуацию на мировом рынке, способствующую увеличению инвестиций". Трудно сказать, как долго экономика может расти без новых инвестиций. Но имеются признаки напряженности, поскольку некоторые отрасли, в частности топливная, достигли предельной мощности, резюмирует британская газета The Financial Times.