The New York Times о взятках гаишникам: "Российская коррупция – это улица с двусторонним движением"
Архив NEWSru.com

"В Москве, забитой машинами и дышащей выхлопными газами, они - герои городских легенд и множества анекдотов. Дюжие мужчины в мешковатой форме, московские автоинспекторы подвергаются язвительным насмешкам за создание чудовищных пробок и вымогательство взяток, и обвиняют их во всем - от плохих дорог до терактов", - о сотрудниках ГИБДД и отношении к ним в обществе пишет The New York Times.

Как пишет газета, гаишники наводят на водителей такой страх, что манекена автоинспектора, установленного в одном из городов к югу от Москвы, было достаточно, чтобы существенно сократилось число нарушений. Но, несмотря на репутацию, "инспектора не могут быть из другого мира". Именно это отметил при разговоре с журналистами офицер Сергей Москалев.

Москалев, работающий в ГИБДД уже восемь лет, сказал, что старается относиться к критике философски. "Невозможно, чтобы все тебя любили", - сказал он во время своего очередного обхода Садового кольца. Бывают дни, когда транспорт здесь движется со скоростью 10-15 миль в час, еле ползет в часы пик и застревает даже ближе к полуночи.

Многие водители считают, что пробки увеличивают инспектора, стоящие на всех крупных перекрестках. Общее мнение гласит, что им нужны водительские рубли в виде штрафов или взяток, которые тратят, чтобы избежать штрафа.

Москалев недоволен тем, что российские штрафы за мелкие нарушения невелики - меньше 2 долларов за такие нарушения, как вождение незарегистрированной или не прошедшей техосмотр машины, невключение сигнала поворота или превышение скорости, - и поощряют лихачество.

"Покажите мне инспектора, который просит деньги", - заявил Москалев, согласившийся на интервью лишь после того, как ему разрешили говорить с журналистом. Однако он добавил: "Другое дело, если водители сами предлагают деньги".

Действительно, российская коррупция - это улица с двусторонним движением, отмечает издание. Многие водители признают, что предпочитают дать взятку, размер которой меньше 10 долларов, а не ждать, пока инспектор составит протокол и выпишет штраф, платить который надо в Сбербанке.

36-летний Москалев относится философски к пробкам. Он говорит, что москвичи привыкли ждать. "У нас была трудная жизнь, - говорит Москалев, имея в виду очереди советских времен за продуктами и предметами первой необходимости. - Это все равно что стоять в очереди".

В Москве насчитывается более 3,2 млн зарегистрированных автомобилей, и каждый рабочий день еще миллионы приезжают в столицу из Подмосковья. Audi, Mercedese, а порой и Bentley делят столичные дороги с ржавыми, но крепкими "Жигулями", "Москвичами" и КамАЗами советских времен. Движению мешают машины чиновников с синими мигалками на крышах, имеющие право преимущественного проезда в случае пробок.

"Я делаю свое дело, - говорит Москалев, стоя на перекрестке недалеко от американского посольства, одного из сталинских небоскребов, нового торгового центра и щита с рекламой сети пиццерий Mafia Grill. - Я обеспечиваю безопасность". Говоря это, Москалев остановил водителя на Mazda, которая подозрительно вильнула на повороте. После быстрой проверки документов он похвалил молодую женщину за то, что она пользуется ремнем безопасности, и отпустил ее.

Как говорит офицер, в России редко увидишь человека с ремнем, обеспечивающим его же безопасность. Москалев признался, что и сам нечасто пристегивается.

По данным милицейской статистики, в прошлом году в дорожно-транспортных происшествиях в России погибло почти 34 тыс. человек. В Москве 213 человек погибло в дорожно-транспортных происшествиях за три месяца 2006 года. Для сравнения: в Нью-Йорке в 2004 году в дорожно-транспортных происшествиях погибло всего 298 человек (полный текст на сайте Inopressa.ru).