22-летний москвич скрывается от "черных риелторов" со связями в МВД, которые истребили всю его семью ради квартиры на Тверской
Фото NEWSru.com

В течение нескольких лет банда "черных риелторов" преследует молодого москвича, которому по наследству от бабушки - работницы советской торговли - досталась шикарная квартира в самом центре Москвы. За это время преступники, у которых есть покровители в силовых структурах, расправились с бабушкой и родителями юноши, а ему самому грозит смертельная опасность.

В настоящий момент уголовное дело, по которому потерпевшим проходит выживший наследник злополучной квартиры, не расследуется. В милиции объясняют, что им не хватает оперативных работников. Тем временем 22-летний Иван (имена всех потерпевших изменены) вынужден уже пять лет скрываться, в том числе прячась от бандитов за границей, пишет газета "Московский комсомолец".

Роковую роль в гибели семьи Ивана сыграла роскошная трехкомнатная бабушкина квартира на Тверской улице. Ее хозяйка Виктория Евгеньевна Викторова, 1933 года рождения, всю жизнь работала продавцом в Елисеевском гастрономе и все это время собирала антиквариат. В одной только коллекции собачек каждая фигурка стоила не меньше 5 тысяч долларов. Жилье и его интерьер стали добычей банды мошенников.

Однажды бабушку Ивана познакомили с Мадиной Алиевной Раджабовой, которая и поселилась в ее квартире. Новая постоялица, торговавшая рыбой на Черкизовском рынке, быстро вошла в доверие к хозяйке квартиры. Общительная и внимательная торговка быстро подружилась с хозяйкой.

А в июне 2005 года на квартиру родственницы Ивана было совершено ночное разбойное нападение. Бабушку связали и сильно били. Также преступники похитили все документы на квартиру.

Вскоре пострадавшая пенсионерка умерла в больнице, а квартира оказалась в полном распоряжении Мадины Раджабовой.

Похищение родителей

Узнав о нападении на пенсионерку, с Украины возвращается отец Ивана. Он сразу решает продать недвижимость, поскольку являлся наследником - еще в 1996 году бабушка заключила с ним договор ренты с пожизненным содержанием. Раджабова предложила услуги посредника, а ее знакомая риелторша Светлана Карчевская оценила трехкомнатную квартиру на Тверской в 100 тысяч долларов. Отец Ивана подписал генеральную доверенность с правом продажи и получения денег на имя Карчевской, а вторую доверенность - на управление квартирой - он выдал Раджабовой.

Спустя сутки риелтор сообщает, что нужно еще согласие матери Ивана. Но после ее приезда становится ясно, что реальная стоимость квартиры - порядка 800 тысяч долларов. Родители Ивана отправляются к нотариусу, чтобы отозвать доверенности, но Раджабова больше не идет на контакт. Вскоре вся семья возвращается на Украину: Иван живет в Керчи, а его родители - в поселке Юркино.

В середине сентября юноша получает от матери сообщение о том, что два дня назад пропал отец: вышел в магазин и не вернулся. Самой женщине пригрозили, что она должна подписать документы на квартиру, если хочет, чтобы исчезнувший родственник остался жив.

Мать Ивана отказалась и подала в Керчи заявление в милицию. А через несколько дней она тоже пропала.

Тогда Иван поехал в ГУВД Москвы и написал заявление об исчезновении родителей. Дежурная направляет его к сотруднику 11-го отдела московского угрозыска Юрию Егорову, который говорит, что скорее всего родители его погибли, а квартира на Тверской продана.

"Опека" милиционера и адвоката

На следующий день после визита Ивана в ГУВД выяснилось, что его отец якобы продал квартиру зятю риелтора Карчевской, Илье Васильевичу Черномырдину. А для того, чтобы вернуть ее, Егоров предложил воспользоваться услугами юриста Алексея Пичугина.

В машине Пичугин предлагает Ивану криминальное решение проблемы путем похищения Раджабовой. Адвокат обещал вернуть квартиру, но поставил условие - половина суммы от ее дальнейшей продажи достанется ему.

Наконец, 21 ноября 2005 года неподалеку от села Глазовки Ленинского района Крыма был найден труп отца Ивана с признаками насильственной смерти. Как следует из справки, подписанной следователем районной прокуратуры Ю. Н. Пивоваренко, у погибшего обнаружили перелом нескольких ребер, проникающие ножевые ранения и признаки механической асфиксии. Тело жены погибшего не найдено до сих пор.

Весной 2006 года Иван прервал отношения с Пичугиным и Егоровым, так как наткнулся на статью в прессе за 2001 год, где было сказано, что еще весной 1999 года Пичугин был приговорен к 5 годам условного заключения за махинации с квартирами.

Юноша пишет заявление в УСБ, в котором обвиняет следователя и юриста в вымогательстве денег за квартиру. После этого с ним связывается сотрудница прокуратуры, которая угрожает ему тюрьмой за лжесвидетельство.

Мошенничество по второму кругу

В мае 2007 года Тверской суд Москвы вынес заочное решение о признании недействительным прежнего договора купли-продажи квартиры на Тверской. Спустя год, то есть в мае 2008 года, Тверской суд вынес решение о признании права собственности Ивана на квартиру.

После этого Пичугин в компании двух незнакомцев с удостоверениями сотрудников ФСБ пытался похитить Ивана. Молодой человек связался со знакомым сотрудником УБОПа, после чего юриста с его спутниками задержали. Однако Иван понял, что за ним идет охота.

4 сентября 2008 года он уехал в Минск, где находился до марта 2010 года. Тем временем его квартира продолжала менять собственников. Сначала на нее претендовал гражданин США Рикардос Салтинес. Но потом он распродал ее по частям Татьяне Алексеевне Авдюхиной и Николаю Михаленко, причем в выписке из единого государственного реестра нет отчества второго "собственника".

Конвейер махинаций

Журналисты газеты полагают, что за убийствами бабушки и родителей Ивана стоят приезжие с Кавказа (кстати, тело матери юноши не нашли до сих пор). Однако у преступников вряд ли что-нибудь получилось бы, если бы им не помогала милиция и сотрудники других силовых ведомств.

Примечательно и то, что фамилия Пичугина не первый раз фигурирует в аферах с квартирами. В 1998 году адвокат Алексей Пичугин провернул многоходовую комбинацию, чтобы отобрать квартиру у преподавателя английского языка Ольги Карловны Ильиной. Причем тогда "гонорар" преступника был тем же - 50 процентов стоимости квартиры. А потерпевшая точно так же подвергалась преследованиям.

Формально следствие о попытке мошенничества с квартирой Ивана продолжается. Однако следователь СО при УВД Тверского района Максим Бондарев почему-то до сих пор не обратился в суд с ходатайством о наложении ареста на квартиру.

До сих пор не вынесено постановление о проведении почерковедческой экспертизы, хотя Иван не подписывал никаких документов.

Лишь недавно был взят под стражу сотрудник 11-го отдела МУРа Юрий Егоров. А несколько недель назад стало известно о задержании Пичугина. Говорят, его задержали в СЗАО по подозрению в налоговых преступлениях.