Молодой человек сознательно заманил жертву в дом своего родственника, где зарезал его и надругался над трупом
CNN

В американском штате Мичиган присяжные признали виновным юношу, который совершил убийство ради "острых ощущений". Молодой человек сознательно заманил жертву в дом своего родственника, где зарезал его и надругался над трупом.

Присяжные признали виновным 18-летнего Жана Пьера Орлевича, который обвинялся в убийстве 26-летнего Дэниела Соренсона, передает телекомпания CNN.

Коллегия присяжных заседателей, состоящая из восьми мужчин и четырех женщин, более 10 часов обсуждала дело Орлевича перед вынесением вердикта. Дискуссия растянулась на два дня. В итоге подсудимого признали виновным в умышленном убийстве и надругательстве над трупом.

О некоторых шокирующих деталях убийства на процессе рассказал сам подсудимый, который проживает в городе Кантон в 20 километрах к западу от Детройта и выглядит даже моложе своих лет.

Обвинение полагает, что юноша пошел на преступление сознательно, и ради "острых ощущений". Сам Орлевич сознался в убийстве, но настаивал, что это была самооборона.

7 ноября 2007 года Орлевич в компании Соренсона и Александра Леткемана приехал к дому своего дедушки Адама Дьюва. Молодые люди собирались ограбить мужчину, который имел 40 тысяч долларов сбережений. План с самого начала не понравился Орлевичу и он попытался уклониться от участия в ограблении. Колебания юноши привели Соренсона в ярость и он стал угрожать Орлевичу убийством.

"Ты думаешь, что это игра? - вопил Соренсон в пересказе Орлевича. - Я поставлю тебя на колени и вышибу твои чёртовы мозги!"

В какой-то момент Соренсон отвлекся и отвел дуло пистолета от Орлевича, который не преминул воспользоваться представившимся ему шансом. Юноша схватил нож с верстака, на котором лежали инструменты, и ударил оппонента в спину.

После этого Орлевич и Соренсон, выпустивший из рук свое оружие, стали бороться. В конечном итоге убийца нанес своей жертве 13 ножевых ранений.

После убийства Орлевич отыскал в помещении ножовку и отпилил у трупа голову, которую затем вынес из дома и попытался сжечь. Для уничтожения отпечатков пальцев у трупа юноша использовал паяльную лампу. Как объяснял подсудимый, он боялся, что Соренсон связан с мафией, и теперь семейный клан погибшего будет ему мстить.

Все свои действия после убийства обвиняемый объяснял состоянием паники.

18-летний Леткеман во время убийства безучастно стоял рядом. Поскольку он активно сотрудничал со следствием и 1 апреля признал себя виновным в соучастии, ему грозит от 20 до 30 лет заключения.

По словам Леткемана, после убийства Орлевич играл с головой Соренсона как с куклой. Однако сам обвиняемый это отрицает, называя "плодом воображения".

Со стороны обвинения на процессе были заслушаны несколько свидетелей, по словам которых Орлевич хотел участвовать в чьем-либо убийстве и даже запасся на этот случай огнестрельным оружием. Один очевидец даже утверждал, что при нем юноша играл в "русскую рулетку", поместив в барабан револьвера один патрон.

Впрочем, все эти утверждения сам Орлевич отвергает.

17-летний Алекс Маллинс заявил, что подсудимый еще 6 ноября собирался расправиться с Соренсоном, при этом сам подросток должен был подстраховывать убийцу. Когда же Орлевич перенес задуманное на следующий день, Маллинс передумал и отказался участвовать в преступлении.

По словам подростка, подсудимый несколько недель вынашивал свой план, а бурная фантазия подсказывала ему все новые детали преступления. По рассказам Маллинса, Орлевич собирался завернуть тело Соренсона в брезент, повесить вверх тормашками на дерево и поджечь. Обвиняемый также признавался подростку в желании обезглавить жертву.

В конечном счете помощнику прокурора округа Уэйн Роберту Морану удалось убедить присяжных, что весь рассказ Орлевича о плане ограбить его деда был выдумкой. Подсудимый сознательно заманил Соренсона в дом своего родственника с намерением его убить.

Моран обратил внимание и на то, что свои показания Орлевич давал без лишних эмоций, "как будто ел пиццу". Это значит, что преступление было им обдумано не один раз.

Защита Орлевича в лице адвоката Джозефа Нискара обращала внимание на то, что Соренсон был в два раза больше по комплекции, чем его убийца, и потому Орлевич мог превысить пределы самообороны во время борьбы. Кроме того, странным выглядит то, что убийца использовал нож вместо более надежного огнестрельного оружия.

При вынесении вердикта отец обвиняемого разрыдался. Остальные родственники хранили спокойствие.