Во Франции перед судом предстала женщина, убившая свою 2-летнюю дочь
Архив NEWSru.com

Во Франции перед судом предстала женщина, убившая свою 2-летнюю дочь. 2 декабря 1999 года 48-летняя Надин Боннами уложила днем спать свою младшую дочь Эльзу на большую кровать на первом этаже дома в деревне Пуани-ля-Форэ близ Рамбуйе (департамент Ивлин).

Когда Эльза уснула, Надин встала и пошла за огромной трехкилограммовой кувалдой с такой тяжелой деревянной рукояткой, что держать ее можно было только двумя руками. Этой кувалдой мать два раза ударила ребенка по голове. Судмедэксперт не смог сказать, умерла ли девочка от первого удара.

Все считали, что Надин была "очень любящей" матерью. Врач по профессии, она решила бросить работу, чтобы посвятить себя трем своим детям. Ей "нравилось быть с ними". Она кормила их только экологически чистыми продуктами. Когда дети были совсем маленькими, она спала на матрасе рядом с кроватью, чтобы они не упали во сне. Она кормила своих детей грудью до трехлетнего возраста. Она думала, что это выработает у них иммунитет против болезней.

На столе в зале суда присяжных Версаля лежит та самая кувалда. На скамье подсудимых - 48-летняя Надин Боннами. Хрупкая женщина в широком белом свитере, с распущенными волосами. Ее можно было бы назвать даже симпатичной.

В зале находится бывший муж детоубийцы, отец Эльзы. Кристофу Жакобу 47 лет, он психиатр. В течение нескольких недель, предшествовавших убийству, он предупреждал о возможной трагедии соседей, друзей и родственников. Он рассказывал: "Надин разбудила меня в шесть часов утра и заявила, что нужно взять машину и всем разбиться". Кристоф, выступающий в качестве гражданского истца, винит себя за то, что не спас Эльзу

В 1998 году Кристоф Жакоб бросил жену ради одной из своих пациенток. Потом вернулся ради детей, но бывшая жена, по ее признанию, больше его не любила. За это время она устала, измучилась и потеряла сон. Она снова пошла на работу, устроившись детским врачом в ясли.

Надин хотела развестись. Она хотела, чтобы он остался. Она сама не знала, чего хотела. Умереть самой. Или убить всю семью. Раз в три дня она посещала своего психиатра. Она вернулась от него за два часа до убийства Эльзы. Об этом пишет в четверг Liberation (перевод на сайте Inopressa.ru).

Как выяснилось в ходе расследования, у Надин Боннами был серьезный комплекс - ей очень не нравились ее зубы, которые она считала "ужасными". "Я чувствовала себя таким ничтожным, таким несчастным существом, - рассказывала женщина присяжным. - Я больше не могла выходить на улицу. Не могла улыбаться. Это было что-то невероятное: я подходила к зеркалу, смотрела на себя, говорила себе: "это не я", отходила от зеркала, снова возвращалась к нему. И так часами".

Председатель суда присяжных Жан-Мишель Айя напоминает ей, что она говорила "я - ведьма". Положив руки на перила, она смотрит в глаза судье: "Да, я все время говорила себе: я - ведьма".

Все два дня, пока шел процесс, председатель упрямо задавал ей разные вопросы, на которые получал весьма странные ответы. Почему она использовала это орудие? "Это ужасно, это страшно... тогда я думала: не нужно, чтобы она мучилась". Зачем она убила свою младшую дочь, которую обожала? "Я не хотела оставлять ее в когтях ее отца". Почему она остановилась на полпути? Не собиралась ли она убить остальных детей и мужа? Она плачет: "Это было слишком ужасно".

Она рассказала также о том, какими глазами смотрела на нее ее собака, которую она заперла в машине. О мешке для мусора, в который она положила окровавленное тельце Эльзы. О том, как несколько раз ходила в трактир за сигаретами. Почему? Она не знает. Она позвонила мужу: "Приезжай немедленно. Эльза умерла. Соня возвращается в полпятого. Я ухожу". Зачем? На все вопросы звучит один ответ: "Сама не понимаю".

После убийства Надин ушла в лес, неся тело дочери. Два часа спустя, услышав приближающихся жандармов, она позвала на помощь. Она лежала на дне ямы. Ее ладони были изрезаны кухонным ножом, которым она нанесла себе несколько ударов в грудь, вокруг сердца, не задев его. Психиатры считают, что женщина истязала себя, так как, совершая эти поступки, находилась "в состоянии глубокой депрессии". По мнению специалистов, она совершила так называемое "альтруистическое убийство", для "избавления от мук".

Отсидев год в предварительном заключении, Надин Боннами была освобождена под судебным контролем. Ей было запрещено видеться с остальными ее детьми. Она жила на минимальное денежное пособие, работала врачом в парижском отделении скорой медицинской помощи.

В минувший вторник вечером председатель суда предоставил ей последний шанс попросить прощения: "Отличается ли Надин Боннами 2004 года от Надин Боннами 1999 года?" Подсудимая ответила: "Не знаю. Я должна еще что-то говорить о себе?" Ее приговорили к десяти годам лишения свободы с обязательным трудом.