В Московской области завершено предварительное расследование по резонансному делу о жестоком избиении сотрудницы "Новой газеты" Елены Милашиной
svobodanews.ru

В Московской области завершено предварительное расследование по резонансному делу о жестоком избиении сотрудницы "Новой газеты" Елены Милашиной. Сама потерпевшая уверена, что настоящие бандиты остались на свободе. Не пытаясь искать исполнителей заказного нападения, следователи сфабриковали обвинение и предъявили его двум местным наркоманам, полагает журналистка.

По уголовному делу проходят два ранее судимых и страдающих наркотической зависимостью жителя Балашихи по фамилиям Хлебников и Аверин, пишет "Новая газета". Однако Елена Милашина абсолютно не согласна с выводами следствия. В деле имеется масса нестыковок, а сыщики "подгоняли факты" под заранее выбранный сценарий.

Напомним, нападение на журналистку "Новой газеты" Елену Милашину и гражданку США, сотрудницу правозащитной организации Freedom House Эллу Карамянц было совершено в Балашихе в ночь с 4 на 5 апреля.

Один из преступников удерживал иностранку, пока другой старательно избивал Елену. Спасло потерпевших только то, что мимо случайно проходили три девушки, которые заступились за журналистку. В итоге преступники в спешке похитили часть вещей жертв, словно для видимости, и удалились в сторону Щелковского шоссе.

Тем не менее Елена Милашина серьезно пострадала, у нее был выбит передний зуб и разбита губа.

Ключевым свидетелем стала подруга журналистки Элла Карамянц, которая смогла детально описать внешность нападавших. С ее слов был составлен четкий фоторобот главного подозреваемого, который не числится ни в местной, ни в федеральной полицейской базе данных.

В своих показаниях правозащитница подчеркнула, что оба преступника имели кавказскую внешность и атлетическое телосложение. Они были мускулистыми, с широкими шеями, и в их движениях была заметна спортивная пружинистость.

По словам Эллы Карамянц, она не могла ошибиться относительно этнического происхождения нападавших. "Я могу это с уверенностью сказать, поскольку я армянка и значительную часть жизни, с 5 до 18 лет, жила на Северном Кавказе", - писала в заявлении потерпевшая.

Тем не менее следователи сделали подозреваемыми двух балашихинских наркоманов "славянской наружности", как указано даже в материалах уголовного дела.

Более того, Елена Милашина по чистой случайности смогла уличить следователей в стремлении "состряпать" обвинение, подогнав факты к показаниям фигурантов. Так, в начале расследования журналистка заявила, что нападавшие похитили у нее 15 тысяч рублей, отложенные на командировку в Грозный. Лишь потом она сообразила, что десять тысяч рублей уцелели, так как лежали в потайном отделении рюкзака, а добычей преступников стали лишь четыре тысячи с мелочью.

Примечательно, что в признательных показаниях задержанных фигурируют именно 15 тысяч рублей. Это свидетельствует о том, что они писались под диктовку следователей, а сами подозреваемые, скорее всего, не причастны к нападению.

Сыщики настаивают, что единственным мотивом нападавших был банальный грабеж. Однако факты свидетельствуют о том, что грабили женщин лишь напоследок и как-то впопыхах. Большая часть денег Елены Милашиной осталась при ней, а у Эллы Карамянц преступники выхватили лишь сумку с ноутбуком, а вторую сумку с документами и деньгами ей удалось отбить.

"Галопирующее следствие"

Аверина и Хлебникова задержали "по горячим следам" 12 апреля. Если верить показаниям балашихинских оперативников, предварительно они звонили им и требовали явиться в полицию. Затем они приехали к ним домой, а подозреваемые даже не пытались скрыться и сразу написали чистосердечное признание.

Андрея Хлебникова якобы опознал мастер из фирмы по ремонту сотовых телефонов, азербайджанец Гасанов. По его словам, подозреваемый просил его взломать пароль у похищенного ноутбука Samsung.

"После проведенного опознания мне стало известно, что данного молодого человека зовут Хлебников Андрей Игоревич", - написано в протоколе.

Однако этот документ датирован 14:20 - 14:45 13 апреля. А опознание Хлебникова, согласно документам, проходило лишь в 19:00 того же дня.

В той же "следственной спешке" 13 апреля была допрошена Венера Темиргазиева - одна из трех девушек, вмешательство которых спасло потерпевших. Она с самого начала категорически отказывалась "сотрудничать с ментами", пишет в своей статье Елена Милашина.

9 апреля следователь Овчинникова даже просила пострадавшую журналистку и ее адвоката Романа Карпинского установить контакт с Венерой и уговорить дать показания. Но 13-го числа Венера вдруг дала показания, в которых сказала явную неправду. Она также опознала и Аверина, и Хлебникова.

"Я потом спросила следователей: как им удалось уговорить строптивую свидетельницу? Мне ответили: ей все объяснили про ее гражданский долг. Могу представить", - пишет Елена Милашина.

Сотрудница "Новой газеты" обращает внимание на странное поведение следователей, которые скрывают важнейшие улики. На протяжении недели (с 7 по 12 апреля) следователи много раз звонили Элле и под разными предлогами требовали назвать пароль к ее похищенному служебному компьютеру. Между потерпевшими и оперативниками происходил характерный диалог: "На все наши вопросы: "А компьютер у вас?" - отвечали: "Нет!" "Тогда зачем вам пароль?" - спрашивали мы. "Для идентификации компьютера". - "Это значит, компьютер у вас?" - опять спрашивали мы. Нам опять отвечали: "Нет, судьба ноутбука неизвестна, но пароль - назовите".

Опасаясь подвоха и того, что российские правоохранительные органы скрывают факт обнаружения ноутбука, Элла наотрез отказалась участвовать в любых следственных действиях, кроме опознания.

14 апреля в 12:40 она улетела из Москвы в Вашингтон, и только после этого следователи сообщили потерпевшим о задержании подозреваемых. Таким образом, Элла уже не смогла участвовать в опознании, а в дело добавилась фальшивая справка о ее отлете 13 апреля, чтобы задним числом объяснить ее отсутствие на опознании.

По предположению Елены Милашиной, Элла Карамянц стала единственным неудобным свидетелем для сыщиков. Ведь она является гражданкой США и ведущим сотрудником американской правозащитной организации Freedom House, на нее нельзя надавить, как на продавца сотовых телефонов или Венеру Темиргазиеву.

Обвиняемых не спасло даже алиби

Как только родственники Аверина и Хлебникова пригласили адвокатов (на первой стадии следствия у них были адвокаты по назначению), оба обвиняемых отказались от своих явок с повинной. В заявлениях, повторных допросах (следователь Тишкин проводил эти допросы с неохотой и не задал ни одного вопроса), в жалобах в прокуратуру они прямо говорят, что их поставили перед выбором: или пара лет за грабеж (возможно, даже условно); или "статья по наркоте с принципиально иным сроком".

Правда, проведенная следователем Тишкиным проверка никакого давления не выявила, и расследование пошло по проторенной дорожке. Чтобы не добавлять новых нестыковок, следствие не стало проводить очных ставок между обвиняемыми и отказало в аналогичной процедуре Елене Милашиной.

Кое-что следователи, напротив, сделали. Но результаты их работы опровергают официальную версию. По билингам телефонов Аверина и Хлебникова совершенно четко прорисовывается их алиби: за несколько минут до нападения они были "зачекинены" базовыми станциями "Би-Лайна" в неcкольких километрах от места преступления, и в разных местах.

Более того, нападение было совершено в 0:20 в микрорайоне Янтарный. А в 0:30 Хлебников положил деньги на свой мобильный с терминала в микрорайоне 1 мая, в десяти километрах от Янтарного, если идти пешком через лес. "А на машине - еще больше, так как надо давать немалый круг, чтобы выехать на МКАД", - заключает пострадавшая журналистка.