О нынешней жизни, которая есть часть мироздания с вечной борьбой и вечной грустью - об этом новый веселый спектакль в Театре Табакова
Архив NTVRU.com

О нынешней жизни, которая есть часть мироздания с вечной борьбой и вечной грустью √ об этом новый веселый спектакль в Театре Табакова. Пьесу написал известный писатель-сатирик Виктор Шендерович. Она называется "Два ангела, четыре человека". Как подчеркивает корреспондент ТВ-6, это и название, и точный перечень действующих лиц, объясняющий направление мысли автора в сторону от сиюминутного юмора к, так сказать, божественной комедии.

Режиссер Валерий Сторчак формулирует так: "Это, вообще-то, мистерия несерьезная. Тут ангелы действуют, приходят за душой. Поэтому юмор такой √ философский".

Впрочем, если режиссер √ ученик "театрального гуру" Анатолия Васильева - и склонен видеть во всем мистерии, то сам Шендерович, оказывается, из первых учеников Табакова. И вернулся в подвальчик "Табакерки" как на малую родину.

Первая радость √ спектакль не сатирический, не политический, а так √ об устройстве мироздания, которое такое, какие мы. И ангел смерти Северо-Восточного округа объясняется языком мелкого чиновника. Притом юмор вовсе не черный, не обличающий, а интеллигентно-сострадательный.

Интересно, а каким учеником здесь Шендеровича запомнили? На этот вопрос отвечает сам Олег Табаков: "Он из очень интеллигентной семьи. Это, вы знаете, как родимое пятно √ никак от этого не уйдешь. Мы с ним довольно подробно интересовались не совсем объективным освещением деятельности эсэровской партии, в которой дед его активно участвовал".

Сюжет закручен искусно: являются то ангелы-ликвидаторы, то бригада "скорой помощи", все пьяные, все в белом, и библейский сюжет битвы с ангелом обретает новые подробности. Но главное, конечно, язык. Точные интонации времени, про которые художественный руководитель говорит так: "И это прошло, и тоталитаризм, фашизм Сталина, и надежды Хрущева, и развитой социализм Брежнева, и надежды Горбачева, и капитализм с нечеловеческим лицом, и свобода нас встретит радостно у входа. А во рту некоторое послевкусие дерьма".