В США возник конфликт, связанный с домом Эрнеста Хемингуэя. Соседи, живущие рядом с мемориальным домом в маленьком городе Кетчум (штат Айдахо), опасаются, что планы открыть его для посетителей привлекут множество туристов, которые нарушат их спокойствие
AP Photo/Douglas C. Pizac

В США возник конфликт, связанный с домом Эрнеста Хемингуэя. Соседи, живущие рядом с мемориальным домом в маленьком городе Кетчум (штат Айдахо), опасаются, что планы открыть его для посетителей привлекут множество туристов, которые нарушат их спокойствие. Поэтому соседи хотят выкупить этот дом, цена которого может составлять более 500 тыс. долларов, и перенести его в другое место.

Однако это предложение натолкнулось на протест Фонда сохранения дома Хемингуэя, в совете директоров которого заседают Том Хэнкс и правнучка писателя Мэриел Хемингуэй. В 1986 году вдова писателя Мэри завещала дом и 5 гектаров земли организации Nature Conservancy.

Теперь Nature Conservancy заявила, что в течение шести недель примет решение о том, кому достанется дом: соседям, которые готовы его выкупить, перенести в другое место и снова передать Nature Conservancy, или фонду.

Вот что в 1960 году писал о доме, который он купил в живописной Солнечной долине в Айдахо, сам Эрнест Хемингуэй: "Это место - хорошая недвижимость, которую можно выгодно сдавать в аренду в лыжный сезон, а также летом, это была хорошая покупка. Я планирую жить здесь в охотничий сезон".

Однако лауреат Нобелевской премии, автор знаменитых произведений "Старик и море" и "По ком звонит колокол" бывал здесь нечасто и прожил здесь только два последних года своей жизни. Больной, уверенный, что его преследуют федеральные налоговые власти, проходящий электрошоковую терапию в соседнем госпитале, в 1961 году Хемингуэй застрелился в этом доме.

Внутри дома сохранена та же обстановка, что и при Хемингуэе. На столе перед окном, из которого открывается вид на долину, стоит печатная машинка. В спальне на стене висит голова газели, а в гостиной - два других трофея писателя, из Африки. На стене висит небольшая картина Пикассо - по словам Хемингуэя, подделка.

Владение домом и расходы на его содержание достигают 50 тыс. долларов в год - это не слишком радует Nature Conservancy. "Наша цель - это охрана природы и разнообразия видов, а не исторических памятников", - заявил Джефф Пампущ, директор отделения организации в Айдахо. Об этом пишет в среду The Guardian.

Организация решила передать дом Фонду сохранения дома Хемингуэя, который намерен открыть его для туристов и превратить в библиотеку. Фонд также намерен собрать 500 тыс. долларов на реставрацию здания.

Но местные жители недовольны этим проектом. После того как здесь умер Хемингуэй, Кетчум стал популярным лыжным курортом. Цены на недвижимость исчисляются миллионами, и уже несколько домов было куплено выходцами из других городов.

Соседи дома Хемингуэя говорят, что они - владельцы дороги и не намерены открывать ее для туристов, количество которых, как обещают, будет превышать 14 тыс. в год.

В 1968 году Мэри Хемингуэй удалось достичь соглашения с собственниками дороги, поскольку она узнала, что свободного доступа к основной трассе эта дорога не имеет. Однако соседи утверждают, что на туристов эта договоренность не распространяется. Они также утверждают, что вдова писателя не хотела открывать дом для посетителей.

Патрик Хемингуэй, сын писателя, соглашается с ними, указывая, что он предпочел бы, чтобы "дом списали, как старый боевой корабль". Настаивая на том, что дом вряд ли может стать подходящим мемориалом для его отца, он говорит: "Этот дом не отражает его жизни. Он ассоциируется с последним годом жизни Хемингуэя, полным отчаяния".

Впервые Хемингуэй посетил Кетчум в 1939 году, работая над романом "По ком звонит колокол". (Перевод статьи на сайте Inopressa.ru).