Владимир Сорокин: "В России до сих пор самые чувствительные читатели"
Архив NEWSru.com

Скандально известный российский писатель Владимир Сорокин дал интервью во время проведения Международной книжной ярмарки корреспонденту газеты Sueddeutsche Zeitung (полный текст интервью на сайте Inopressa.ru).

Корреспондент начинает беседу с вопроса о том, знает ли Сорокин Дитера Болена. От этого вопроса разговор выходит на особенности восприятия читателями писателей, в частности, в России. ("На этой книжной ярмарке на Дитера Болена смотрят как на феномен (речь идет о скандальной книге мемуаров. - прим. ред.) В России такое возможно?")

"Такое сейчас есть повсюду. Однако не следует относится к этому серьезно. Это не литература. В России миф литературы по-прежнему жив. Литература по-прежнему воспринимается как нечто загадочное, нечто данное свыше. В России до сих пор самые чувствительные читатели. На писателей смотрят как на ангелов. А раньше они вообще считались святыми", - говорит автор романа "Голубое сало".

В то же время писатели, по словам Сорокина, "никогда не были святыми. С моральной точки зрения, они зачастую были даже хуже так называемых моральных людей и совершали гораздо худшие поступки. В минувшие 150 лет российская литератур была больше, чем литература. Был целый ряд поэтических идиотов, которые гордились тем, что они больше чем поэты. Я сократил российскую литературу до нормального размера. Она - не фетиш, не музей и не церковь".

Он говорит о том, что, по его мнению, его самого нельзя рассматривать как типичного российского писателя. Недавно писателя назвали "российским маркизом де Садом". "Такие суждение естественны, поскольку в некоторой степени я рушу традицию российской литературы. Однако только загнившую ее часть", - отметил Сорокин. "Я думаю, что я выполняю для России своего рода гуманитарную миссию", - добавил писатель.

Говоря о своем имидже, Сорокин сказал, что он никогда не строил его намеренно. Кроме того, он не любит скандалы. "Скандал, который устроила организация "Идущие вместе", для меня и моих друзей был серьезной и неприятной историей", - заявил писатель.

На вопрос: "Сейчас вы известны как никогда, повлияло ли это на вашу работу?" Владимир Сорокин ответил: "Нет, но это привело к тому, что я научился ценить время. В ближайшие месяцы я хочу уехать из Москвы в более уединенное место, где меня от внешнего мира будет ограждать стена и где я смогу спокойно писать".

Сорокин о насилии в его романах: "Некоторые мои книги вообще обходятся без изображения насилия. Однако эта тема всегда двигала мной, поскольку я рано с этим столкнулся, как и большинство людей в этой стране. Я спрашиваю себе: почему люди мучают и унижают других людей? Почему насилие так часто встречается в повседневной жизни?"

Писатель в интервью признался, что он склонен к подсматриванию и заявил, что, по его мнению, каждый писатель в определенном смысле подсматривает. "Лев Толстой тоже любил шпионить за членами своей семьи. В своем доме он и так мог все открыто видеть, но ему надо было подсматривать сквозь замочную скважину".

Вот что писатель сказал о своем романе "Лед": "Роман повествует об отчаянной попытке людей вернуться к раю. Конечно, это больно. В каждой религии идея спасения связана со своего рода избранничеством. Даже в Библии говорится: многие званы, но немногие избраны. Для меня "Лед" - это метафорический роман. Он описывает тупик, в котором находимся мы с нашей цивилизацией. Мы превращаемся в существ, которые живут автоматически. Автоматизм решений, эмоций, даже любви человека привел меня к этому роману".