После терракта, совершенного 1 сентября 2004 года в бесланской школе, Шамиль Басаев дал несколько интервью различным масс-медиа, где взял на себя ответственность за организацию операции, приведшей к гибели более 330 человек (половина из которых - дети)
RTV International

Повод: Басаев назвал себя "разумным террористом", воюющим против колониальных захватчиков


После терракта, совершенного 1 сентября 2004 года в бесланской школе, Шамиль Басаев дал несколько интервью различным масс-медиа, где взял на себя ответственность за организацию операции, приведшей к гибели более 330 человек (половина из которых - дети).

Первый публичный скандал, вызванный интервью Басаева, был связан с публикацией в канадской газете The Globe and Mail. В ноябре 2004 г. МИД РФ тогда выразил официальный протест представительству "Глоб энд Мейл" в Москве и обвинил газету в том, что публикация "граничит с пособничеством терроризму".

В переписке по электронной почте с шефом московского бюро газеты Марком Маккинном (Mark MacKinnon) Басаев заявил, что готов вести войну с Россией еще 10 лет, в том числе с применением оружия массового уничтожения. Переписка по электронной почте осуществлялась через интернет-сайт "Кавказ-Центр", с помощью которого Басаев общается с внешним миром. Впрочем, подтверждений, что на вопросы газеты отвечал именно Басаев, так и не последовало.

Первый выход Басаева в телеэфир после трагедии в Беслане произошел в феврале 2005 года на британском телеканале Channel 4 в новостном выпуске под шапкой "Специальный репортаж". Короткий фрагмент интервью был показан несмотря на протесты российской стороны. Оно снималось за месяц до эфира и отснятую кассету передали журналисту одной из стран Ближнего Востока.

В интервью Басаев рассказывает о том, что вначале он планировал захватить одну или даже две школы одновременно, в Москве и Санкт-Петербурге, но из-за нехватки средств ему пришлось остановиться на Северной Осетии, которая является "российской базой на Северном Кавказе" и, следовательно, виновата в проблемах истерзанной войной Чечни из-за "молчаливого согласия населения (Северной Осетии)".

Накануне интервью Служба безопасности Абхазии распространила некие оперативные данные о гибели террориста. В ответ на На сайте чеченских бовиков появилась видеозапись с обращением Басаева. В камуфляже и с автоматом на груди Басаев, стоя перед камерой, рассказывал, что "абсолютно здоров, проблем с почками не испытывает и никогда не испытывал, что с его ногой все в порядке". В доказательство своих слов он вынул из-за голенища нож и потыкал им в деревянный протез правой ноги.


Публиковать или нет интервью с террористами - этот вопрос, как правило, не регулируется напрямую законодательством большинства цивилизованных стран. Из этого общего правила существует одно исключение, действовавшее в Великобритании в момент обострения кризиса в Северной Ирландии.

Некоторые правила: не показывать интервью в прямом эфире, показывать только кадры без синхронного звука, лишь пересказывая то, что говорят террористы, например, лица, захватывающие заложников, - регулируется этическими кодексами журналистов, традицией либо неформальными соглашениями между журналистами и органами власти.

В России, однако, в 2001 году были приняты поправки в законы и о борьбе с терроризмом. В Закон о СМИ был введен запрет на пропаганду или оправдание терроризма и экстремизма, в том числе, "через компьютерные сети информации".

Закон о борьбе с терроризмом запрещает "трансляцию высказываний террористов, экстремистов и иных лиц, препятствующих осуществлению контртеррористических операций, пропагандирующих и/или оправдывающих сопротивление таким операциям в любой форме".