Сегодня в России есть только один политический заключенный, это ученый Игорь Сутягин
Архив NEWSru.com

Сегодня в России есть только один политический заключенный, это ученый Игорь Сутягин. Политическим заключенным его признали сначала международная неправительственная правозащитная организация "Международная амнистия", а затем международная правозащитная организация Human Rights Watch и Международная Хельсинкская федерация.

В самой России пока нет своих уполномоченных организаций, которым давно право признавать того или иного узника политическим заключенным.

При этом сам термин "политзаключенный" еще не имеет общепризнанного определения, четко закрепленного в международных правовых актах.

В изданном Human Rights Watch словаре по правам человека приводятся следующие критерии для определения понятия "политзаключенный":

1. Лицо, задержанное без предъявления обвинения после политических беспорядков, демонстраций или акций гражданского неповиновения, которое: а) считается задержанным за выражение своих взглядов или оппозиции правительству без применения насилия, или б) незаконно задержано за принадлежность к определенной группе;

2. Лицо, подпадающее под вышеуказанные категории, но которому позже могут быть предъявлены обвинения в обычных преступлениях под явно ложным предлогом;

3. Лицо, относящееся к обеим категориям, обвиненное и осужденное без справедливого суда или надлежащей правовой процедуры;

4. Лицо, содержащееся в заключении без обвинения в совершении какого-либо насильственного действия, но обвиняемое или подозреваемое в принадлежности к группам, защищающим и совершающим насильственные преступления против государства.

Более широкое определение разработано "Международной Амнистией". В представлении этой организации термин "политзаключенный" включает в себя "любого заключенного, дело которого содержит значительный политический, понимаемый в широком смысле слова, элемент: либо мотивацию действий заключенного, либо сами действия, либо мотивацию властей".

Многие эксперты полагают, что данное определение страдает рядом изъянов так, например, далеко не во всех случаях подследственными и осужденными, а тем более властями признается политическая мотивация их действий. К тому же политические мотивы у осужденного могли и не иметь место до совершения вменяемого ему преступления.

Поэтому в правозащитной практике окончательное суждение об общественной значимости данного дела и, тем более, об отнесении его к категории "политзаключенный" должно выноситься на основе анализа конкретных нарушений законности и прав человека в контексте действий жертв преследования, достоверности полученной информации, а также при соотнесении с общественно-политической и правовой ситуацией в целом.

Так, например, из рекомендаций экспертов Совета Европы следует, что "предположение, что лицо является "политическим заключенным", должно быть подтверждено prima facie ("первичными") доказательствами; вслед за этим, государству, применяющему лишение свободы, надлежит доказывать, что заключение полностью соответствует требованиям Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ), как они интерпретируются Европейским судом по правам человека относительно существа дела, что требования пропорциональности и недискриминации были соблюдены и что лишение свободы было результатом справедливого процессуального разбирательства".