Заместитель директора ПИР-Центра Антон Хлопков комментирует для NEWSRU.com политическую ситуацию в Иране накануне выборов
ww.pircenter.org

Заместитель директора ПИР-Центра Антон Хлопков комментирует для NEWSRU.com политическую ситуацию в Иране накануне выборов:

Ядерная программа Ирана

- Темпы разработки иранской ядерной программы не будут зависеть от победы того или иного кандидата на выборах в этой стране. В Иране существует консенсус: граждан убеждают в важности развития страной собственной ядерной программы, строительства атомных электростанций. В Бушерскую атомную станцию еще с тех пор, как компания "Сименс" начинала строить здесь два реактора в 70-ых годах, вложено около 8 млрд немецких марок. И более миллиарда долларов вложены в нынешние времена, когда Россия достраивает первый энергоблок.

Планы строительства сети атомных электростанций в стране не встречают противодействия со стороны местных политических кругов - цены на нефть достаточно высоки, и в Иране предпочитают развивать атомную энергетику, сохраняя запасы сырья в стране.

Другой вопрос, что власти Ирана пока не обнародовали политического решения о создании ядерного оружия, развитии военной ядерной программы. Сейчас Иран развивает ядерный топливный цикл настолько, насколько это позволяет договор о нераспространении ядерного оружия.

Факт, что Иран своевременно не задекларировал целый ряд видов деятельности в ядерной области. Международным сообществом обсуждается, вел ли Иран работы с плутонием после 1993 года вопреки заявлению о приостановке таких работ, откуда в стране появился высокообогащенный уран? Вопрос возникает много, но достоверных данных о создании в Иране ядерного оружия нет. Понятно, что Иран хочет иметь все ядерные технологии, которые не запрещены доровором о нераспространении ядерного оружия. Понятно также, что эти технологии в случае необходимости и при принятии соответствующего политического решения могут быть переключены на создание военных мощностей.

Фисташковый президент

Нынешние кандидаты в президенты Ирана, по крайней мере наиболее вероятный из них - Хашеми Рафсанджани, достаточно прагматичны, чтобы не сикать конфронтации с Западом. Рафсанджани к тому же крупный бизнесмен (его фисташковый бизнес - одна из главных статей экспорта Ирана, на который приходится 70% мирового рынка этих орехов - экспорт фисташек приносит прибыли 800 млн долларов в год) С экспорта фисташек сняты санкции Соединенными Штатами - Newsru.com).

Рафсанджани теснее связан с бизнесом, чем его предшественник, что делает его более прагматичным политиком, заинтересованным в расширении контактов с Западом. Иран и так находится в неплохой ситуации. Несмотря на сложности, европейские государства и Китай являются основными торговыми партнерами Ирана, заинтересованными в поставках его нефти и газа. Вероятность того, что эти государства согласятся на изоляцию Ирана и передачу дела в Совет безопасности крайне ничтожна. Равно как и ситуация, что Иран обострит напряженность вокруг своей ядерной программы какими-то резкими движениями.

Большинство потенциальных политических лидеров Ирана сегодня не заинтересованы в политической изоляции, подобной той, в которой находится Северная Корея. Поэтому ситуацию со своим ядерным потенциалом Иран склонен не обострять, а скорее постепенно урегулировать путем переговоров. Для демонстрации прозрачности и транспарентности своих намерений Рафсанджани уже заявил о готовности сотрудничать с МАГАТЭ.

Не надо, однако, забывать, что президент по конституции Ирана не является главой государства и не является последней инстанцией в принятии решений. Если в Иране будет когда-либо принято решение о создании ядерного оружия, это сделает не президент, а духовный лидер страны. Президент, даже такой сильный человек как Рафсанджани, подобной возможности не имеет.

В Иране сейчас политика настолько радикального, чтобы сравниться по негативности отношения к нему с Саддамом Хусейном. Многое будет зависеть от развития ситуации в ядерной области: США пытаются поднять градус обсуждения иранской ядерной программы, исследуют происхождение обогащенного урана. Но взаимный экономический интерес европейских государств к Ирану приведет к тому, что напряженность вокруг иранской ядерной программы начнет спадать. Это произойдет вне зависимости от исхода выборов в этой стране. Другой вопрос, что нынешняя американская администрация известна своей любовью к резким движениям. А взрывы, похожие на террористические акты, накануне выборов говорят о том, что есть силы вне Ирана, заинтересованные в дестабилизации ситуации.

Россия и Иран

Россияско-иранское сотрудничество, вопреки многим заявлениям, пока далеко не впечатляюще. Товарооборот между странами составляет два млрд долларов, в основном он завязан на крупных поставках дорогостоящего оборудования по старым контрактам для атомной электростанции в Бушере. Когда контракт будет исчерпан (а новых договоров нет), товарооборот значительно уменьшится. Прорыв в двусторонних отношениях может состояться во время визита президента Путина в Иран, который откладывается с 2001 года. Прочая дипломатическая активность в значительной стпени сдерживается давлением со стороны США.

Едва ли на уровень двусторонних отношений серьезно повлияет выигрыш на выборах одного или другого кандидата. Проблема не в том, что у нас есть серьезные конкуренты в Иране. Проблема в том, что Россия сама недостаточно активна на иранском рынке. Пока крупный российский нефтегазовый бизнес не готов к крупным проектам в Иране - эта страна имеет свою специфику, работать здесь сложнее, чем с европейцами и американцами. Поэтому даже те нефтяные компании, которые получили здесь миллионные конракты, отработав их, ушли из страны, решив, что в европе деньги зарабатываются легче. Наш бизнес пока опасается работать в Иране из-за специфических местных условий.