Более половины россиян, опрошенных социологическим центром ROMIR Monitoring, считают себя пострадавшими от действий правительства.
Архив NEWSru.com

Повод: Отмена льгот доведет правительство до отставки, считают эксперты


Более половины россиян, опрошенных социологическим центром ROMIR Monitoring, не одобряют отмену льгот, и считают себя пострадавшими от действий правительства. Научный директор ROMIR Monitoring Николай Попов оценивает для NEWSru.com причины и последствия первого в начавшемся году социального протеста.

- Первые замеры общественного мнения мы начали делать в мае, когда Путин впервые сказал об отмене льгот на заседании правительства. Пока законопроект не поступил в Думу, его идею одобряли 36 процентов опрошенных, не одобряли - 59%.

2 июля 2004 года, когда было назначено первое обсуждение проекта в парламенте, мы спрашивали людей, насколько они вовлечены в распределение льгот. Оказалось, что пользуются льготами 18 процентов людей из нашей выборки, а среди родственников и членов семьи имеют льготников еще 48% респондентов. Не пользовались льготами во всей огромной массе людей только 34 процента.

По социальной выборке это видно четче: как только мы "въезжаем" в пенсионный возраст, процент льготников там достигает половины. В работоспособном возрасте пользуются льготами лишь 5-6 процентов человек. Но о проблеме люди знают не понаслышке, они или сами попадают в категорию льготников, или их родственники.

К тому моменту, как законопроект внесли в Думу, отношение к нему было следующее: 14 % полностью поддерживали и говорили, что надо заменить льготы денежными выплатами. 25% предлагали оставить частично льготы, частично выплаты. А 58% считали, что надо сохранить существующую систему.

В августе, за три недели до принятия закона Думой, мы спрашивали: "Что произойдет с материальным положением людей, пользующихся льготами?" Лишь 28% считали, что улучшится, или незначительно улучшится. 19% считали, что их материальное благосостояние останется на прежнем уровне, и 46% считали, что ухудшится.

Следующий опрос мы проведем послезавтра. По предыдущим данным понятно, что всю осень половина опрошенных нами людей (плюс минус несколько процентов) были против закона, и примерно пятая часть респондентов поддержала бы его.

Однако, как показали наши опросы, недовольство отменой льгот мало связано с уровнем доверия правительству или президенту, который за год, пока обсуждался законопроект, менялся едва заметно. Люди у нас очень деполитизированы и едва ли разбираются, от кого зависит процесс регуляции их жизни: кто вносит закон, кто обсуждает, кто лоббирует, кто подписывает законопроект - для населения эти темы очень туманны. Люди ведь, по нашим опросам, даже не заметили, что Фрадков сменил Касьянова. Власть ими воспринимается как что-то тёмное, но абстрактное.

Только когда начале нынешнего года на головы бывших льготников свалились кондукторы в троллейбусах и потребовали денег, людям стало ясно, что с ними произошло. С лета рейтинг правительства держался на одном и том же уровне, и только сейчас отношение к нему проявилось в явном неприятии и акциях протеста.

Выступающие от имени Думы и правительства - Грызлов и Зурабов, в частности, - перевели стрелку на местные власти. Но как мы видим, демонстранты выходят на акции с лозунгами и против Путина, и против правительства, и против местных властей. Ждать от народа точной оценки того, кто виноват в сложившейся ситуации, трудно. Одобрение и неодобрение деятельности местных властей очень различается от региона к региону. Претензии в большой степени зависят от реноме регионального лидера, а не от того, дошли ли бюджетные деньги на покрытие льгот до региона.

Пока людей возмущают только выросшие траты на проезд в общественном транспорте. Еще не все бывшие льготники в полной мере осознали, чего лишились: те, кому придется проходить новое освидетельствование по инвалидности, те, кому придется платить уже в январе полную квартплату, скоро снова могут выйти на улицу.

У нашего населения реакция на все в большой мере эмоциональная: народ терпит, терпит, терпит, а потом взрывается. Кто первый попадается под руку - того и бьют. Попадется милиционер на перекрытой пенсионерами дороге - попадет ему. Недовольство людей спонтанно и эмоционально, за ним нет организующей политической силы в виде профсоюзов, нет популярных реальных партий, нет других центров политической координации, объединения людей.

И сам протест во многом безадресный: люди не знают кого винить в том, что они станут жить хуже. Даже если мы их спросим - они толком не ответят: кто-то скажет, что транспортники виноваты, что проезд стал платным, а кто-то - что олигархи мутят воду и Березовский из Лондона подзуживает.

Безадресные вспышки протеста малоэффективны и скорее всего, затихнут. Люди от власти отчуждены, согласно нашим опросам, граждане считают себя бесправными, и считают, что в России бесполезно даже голосовать. Чтобы как-то компенсировать это жуткое ощущение бесправия и нищеты, им надо во что-то верить. Раньше верили в Бога. Альтернативой этой вере стала иррациональная вера в "нашего президента". Если и она начнет падать, значит, в народе наступило полное отчаяние. Поэтому люди в себе эту веру поддерживают. Так что пока кривая доверия президенту колеблется вокруг 80%.