Южная Осетия между Грузией и Россией
Архив NEWSru.com

Осетино-грузинский конфликт, кульминацией которого стал проведенный 12 ноября 2006 года референдум о независимости Южной Осетии"), один из самых старых на постсоветском пространстве.

До начала конфликта осетины и грузины были связаны множеством родственных и культурных связей. Между осетинами и грузинами в Южной Осетии до 1989 года не было никаких столкновений (в Северной Осетии, где есть большая грузинская диаспора, отношения между двумя народами вообще можно было назвать идеальными).

Конфликт возник, когда в 1988-1990 годах политика новой грузинской элиты во главе с тогдашним президентом Звиадом Гамсахурдиа предопределила возникновение осетинского сепаратизма. Гамсахурдиа заявил, что "в Грузии нет и не может быть Южной Осетии (а есть грузинские области Самачабло, Шида Картли или Цхинвальский регион).

Грузия упразднила Юго-Осетинскую автономную область двумя конституционными актами: 20 июня 1990 года была отменена Конституция Грузинской ССР и восстановлена Конституция 1920 года. ВС Грузии признал незаконными все юридические акты, принятые после советизации Грузии. Это повлекло за собой и упразднение Юго-Осетинской автономной области, так как ее образование в 1922 году и было одним из таких актов. И, во-вторых, Южная Осетия "ликвидировалась" прямым актом ВС Грузинской ССР об упразднении автономной области 9 декабря 1990 года.

Тбилиси считает этот акт реакцией на Декларацию об образовании Юго-Осетинской республики в 1989 году. Цхинвал считает, что этот акт был реакцией на отказ Тбилиси санкционировать проведение выборов в органы власти автономной области, когда истек срок полномочий прежних депутатов, и на фактическую подготовку к упразднению области. Однако Акт о независимости Южной Осетии был принят лишь в конце мая 1992 года - после расстрела 30 беженцев на Зарской дороге и почти трехлетней войны.

В 1989 году Республика Южная Осетия провозглашалась еще в составе Грузинской ССР. Цхинвали даже обратился в Верховный Совет Грузинской ССР с просьбой рассмотреть это решение. Однако акт об упразднении Юго-Осетинской автономии грузинским парламентом 1990 года так и не был впоследствии отменен.

На сегодняшней политической карте Республики Грузия нет Южной Осетии. Нынешняя Конституция Грузии также не содержит упоминания о Южной Осетии, но оставляет незаполненными статьи о национально-государственном и административно-территориальном устройстве страны. Современная грузинская элита считает, что федерализация страны, если и возможна, то только на территориальной, а не национальной основе. И кроме того, членами федерации могут стать только республики Абхазия и Аджария, но не Южная Осетия, которая должна стать одной из грузинских областей - Цхинвальским регионом.

После вооруженного конфликта, унесшего жизни почти 10 тысяч человек, последовало военное замирение в Дагомысе в 1992 года, а затем и стабилизация. Мир между грузинами и осетинами постепенно и спонтанно стал восстанавливаться. Ни для для осетин, ни для грузин не возникало проблем при перемещении через "чужие" села или территорию под "чужим контролем". Осетинские и грузинские села разделили трехсторонние миротворческие силы: российско-грузинско-осетинские.

Правда, политического урегулирования конфликта нет. Согласия сторон по поводу статуса Южной Осетии достичь не удается. При этом обе стороны считают вопрос о статусе Южной Осетии "закрытым": Грузия считает, с одной стороны, что "территориальная целостность незыблема", Южная Осетия - что "народ уже самоопределился".

Грузия предлагает Южной Осетии статус "территориальной (т.е. не национальной, как в СССР) единицы" в составе Грузинской Федерации - "Цхинвальской области". В переводе на язык российского государственного устройства, - статус "губернии".

Нормы международного права не признают возможности одностороннего самоопределения. Южная Осетия и после референдума о независимости будет считаться частью Республики Грузия, территорией с компактным расселением этнического меньшинства. Проблема в том, какой статус в Грузии может иметь эта территория.

Тем не менее международное сообщество признает, что проблема Южной Осетии осложнена как минимум тремя обстоятельствами: нарушениями прав человека по этническому признаку со стороны властей Грузии; гуманитарными вопросами, связанными с возвращением беженцев; проблемой разделенных народов. Кроме того, международное право препятствует силовому возвращению фактически отделившихся частей в государство и подталкивает обе стороны к компромиссу.

Цхинвалу нынешний статус "непризнанной республики" оставляет широкий простор для маневра. Сегодня Южная Осетия - это фактически часть России, российский или, вернее, североосетинский протекторат. Большая часть экономически активного юго-осетинского населения имеет российские паспорта и свободно перемещается по территории России, делая бизнес в России.

Однако разрыв в уровне жизни на Севере и Юге Осетии таков, что оставшееся осетинское население само перебирается с Юга на Север. Исход населения делает бессмысленным какую-либо чрезмерную активность в вопросе обсуждения будущего статуса Южной Осетии.