Архив НТВ

20 декабря 2000 года

Его Превосходительству Председателю правительства Испании господину Хосе Мария Аснару

Его Превосходительству Судье Верховного суда Испании господину Балтазару Гарсону

Его Превосходительству Министру Юстиции Испании Господину Ангелу Асебес Паниагуа

Сегодня в руках испанского правосудия находится судьба Владимира Гусинского, одного из наиболее известных российских предпринимателей, владельца крупнейшей в России независимой информационной корпорации "Медиа-Мост". Российскими властями против него выдвинуты тяжелые обвинения.

Однако мы, главные редакторы средств массовой информации, входящих в "Медиа-Мост", убеждены, что эти обвинения лицемерны и бездоказательны. Единственным истинным мотивом продолжающихся уже почти два года преследований г-на Гусинского со стороны карательных органов российского государства, - является не что иное как профессиональная деятельность журналистов, работающих в наших изданиях, и, в конечном итоге, наша собственная работа. Именно такое убеждение и заставляет нас обратиться к Вам с этим письмом.

Причина настоящей войны на уничтожение, которую российская власть ведет против "Медиа-Моста" и его владельца Владимира Гусинского, заключается в том, что принадлежащие нашей корпорации медиа стали наиболее последовательными критиками сложившейся "семейно-олигархической" системы, губительной, с нашей точки зрения, для России.

Наши журналисты впервые начали писать о ней еще весною 1999 года, когда постаревший Борис Ельцин практически отошел от дел. Управление страной оказалось тогда в руках чрезвычайно узкого круга чиновников, крупных бизнесменов и лично близких и преданных тогдашнему российскому президенту людей, включая его дочь √ Татьяну. В первую очередь этот круг, получивший в российской и мировой прессе наименование "Семья", был обеспокоен тем, как сохранить за собой власть и после официальной смены главы государства.

Частью борьбы за сохранение неограниченной власти в руках этой олигархической группировки и стала борьба против независимой прессы. По непосредственному распоряжению из Кремля к этой борьбе были подключены спецслужбы, прокуратура, правоохранительные и силовые органы всех видов √ от пожарной охраны до налоговой полиции.

Перед ними была поставлена задача: разыскать и пустить в дело любые компрометирующие материалы на главу холдинга Владимира Гусинского, на его партнеров, на служащих его компании, включая и журналистов. Эти поиски не принесли ожидаемых властью результатов, в частности и потому, что весь свой бизнес Владимир Гусинский создал с нуля, сознательно отказываясь от участия в процессе полукриминального дележа государственной собственности, который сопутствовал российской приватизации.

Не обнаружив криминальных аспектов в деятельности "Медиа-Моста", власти начали планомерную работу по его экономическому удушению. Под давлением Кремля, многие партнеры "Медиа-Моста", прямо или косвенно зависимые от государства, в одностороннем порядке отказывались от исполнения своих обязательств, досрочно расторгали кредитные договоры, выдвигали необоснованные претензии к холдингу в целом или к входящим в него компаниям. Арбитражные суды, нарушая закон, принимали необходимые Кремлю решения.

Параллельно власть пыталась давить персонально на Гусинского и на его сотрудников. Каждый из нас имел "беседы" с высокопоставленными сотрудниками кремлевской администрации, где нас в той или иной форме предупреждали: или вы измените позицию, или мы вас уничтожим. В нескольких случаях это было сказано прямым текстом. В том, что мы оставались несговорчивыми, власти считали виновным Гусинского.

Борьба государства с "Медиа-Мостом" перешла в наиболее острую фазу осенью 1999 года, когда средства массовой информации, принадлежащие холдингу, отказались встать в единый строй печатной и электронной прессы, мобилизованной для пропагандистского обеспечения избирательной кампании Владимира Путина. Более того, наши журналисты подвергали резкой критике действия Владимира Путина по отношению к мирному населению Чечни, грязные избирательные технологии, использовавшиеся его предвыборным штабом, обнародовали факты коррупции. Судя по всему, Владимир Путин стал воспринимать "Медиа-Мост" и Владимира Гусинского как своих личных врагов.

Сразу же после официального вступления Владимира Путина в должность Президента России, атаки на "Медиа-Мост" стали особенно демонстративными. 11 мая 2000 года около 500 вооруженных людей в масках ворвались в центральный офис "Медиа-Моста". Были проведены обыски, изъятия документов и оборудования. Генеральная прокуратура по команде из Кремля возбудила несколько абсолютно необоснованных уголовных дел против Гусинского и ряда его компаний.

13 июня 2000 года Владимир Гусинский был незаконно арестован и помещен в тюрьму, известную особо тяжелыми √ даже по российским меркам - условиями содержания заключенных. Тремя днями позже он был отпущен под подписку о невыезде. Через некоторое время уголовное дело против него было закрыто "за отсутствием состава преступления".

Вскоре общественности стала известна подоплека этих скандальных событий. На следующий день после упомянутого ареста с одним из заместителей Гусинского - Игорем Малашенко - встретился министр печати России Михаил Лесин. Он прямо заявил, что преследование Владимира Гусинского будет прекращено, если он и его партнеры отдадут свои акции и доли во всей компаниях "Медиа-Моста" Газпрому √ российскому газовому монополисту, основной пакет акций которого принадлежит государству.

Надо заметить, что в тот момент у "Медиа-Моста" действительно существовала задолженность перед Газпромом, "Медиа-Мост" ее открыто признавал и вел переговоры по ее урегулированию. Однако от Гусинского потребовали отдать абсолютно все, что ему принадлежит, и покинуть страну. В этом случае представители власти гарантировали, что Газпром возьмет на себя все кредитные обязательства "Медиа-Моста", а самому Гусинскому выплатят 300 миллионов долларов и оставят его в покое.

Нет сомнений, что если бы Владимир Гусинский был тем, кем пытается представить его Кремль, - всего-навсего недобросовестным стяжателем √ он принял бы эти 300 миллионов долларов наличными, вместе с предлагавшимися властью гарантиями личной безопасности.

Однако он предпочел бороться за существование независимой прессы в России, пусть даже и с риском для собственной свободы. Гусинский в присутствии независимых юристов сделал заявление, что его вынуждают расстаться со своим бизнесом под грубым давлением. После этого он подписал документ, о котором впоследствии сообщила вся мировая пресса как о скандальном "Соглашении 20 июля", неотъемлемой частью которого явился разоблачительный для властей "Протокол ╧6", подписанный от имени государства все тем же министром печати Лесиным. В этом уникальном документе черным по белому перечисляются гарантии прекращения уголовного преследования против Гусинского, личной неприкосновенности для него самого и его партнеров, в случае выполнения "Медиа-Мостом" ряда политических условий.

Мы не можем назвать всю эту историю иначе как актом государственного рэкета. А июньский арест самого главы "Медиа-Моста" мы расцениваем как взятие его в заложники по политическим мотивам. Ведь в случае удачного для власти завершения операции, вся независимая информационная корпорация должна была попасть под полный контроль государственных или окологосударственных структур.

В последующем, когда Владимир Гусинский открыто заявил о ничтожности этой вынужденной сделки, власти вновь начали его преследование. При этом претензии, которые выдвигала и продолжает выдвигать против него российская Прокуратура, не имеют под собой серьезных оснований. Весьма показательно, что на протяжении нескольких последних месяцев прокуратура была вынуждена несколько раз коренным образом менять и формулировки предъявляемых обвинений, и само их содержание, по мере того, как они последовательно рассыпались.

При этом все новые и новые обвинения российская власть строит на кредитных отношениях между "Медиа-Мостом" и Газпромом. Между тем прокуратура игнорирует тот факт, что эти отношения урегулированы в рамках добровольно подписанного еще 17 ноября 2000 года обеими сторонами Мирового соглашения. Никаких материальных претензий ни к "Медиа-Мосту", ни персонально к Владимиру Гусинскому в настоящее время никто из кредиторов не предъявляет.

На днях война государства с "Медиа-Мостом" приобрела новый оборот: власть впервые открыто заговорила о своих истинных намерениях. Под давлением федеральных властей муниципальные налоговые органы направили иск в арбитражный суд, прямо заявив в своем обращении, что целью демарша является ликвидация нескольких принадлежащих "Медиа-Мосту" средств массовой информации. Речь идет, в частности и о единственной в России независимой национальной телекомпании √ НТВ. Важно отметить, что все ставшие на сей раз объектом атаки компании, входящие в "Медиа-Мост", являются добросовестными налогоплательщиками и никаких задолженностей перед бюджетом не имеют.

Для нас совершенно очевидно, что все действия российских властей и российских правоохранительных органов по отношению к Владимиру Гусинскому носят политический характер. И каждый из нас готов засвидетельствовать это испанскому правосудию и испанскому правительству.

Мы убеждены, что в России Владимира Гусинского ждет неминуемая политическая расправа, не имеющая с правосудием ничего общего. Мы просим учесть нашу позицию по данному вопросу при решении вопроса о его экстрадиции.

С искренним уважением,

Михаил Бергер, главный редактор газеты "Сегодня"

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции "Эхо Москвы"

Евгений Киселев, генеральный директор телекомпании НТВ

Сергей Пархоменко, главный редактор журнала "Итоги"