The Guardian: авторитетный журналист в Белом доме оказался обманщиком и геем-проституткой
www.cnn.com

Пресс-центр Белого дома давно стал ареной интриг, двуличия и раболепия. Но ничто не сравнится с недавним скандалом, который начался во время пресс-конференции президента Буша 26 января, пишет The Guardian (перевод на сайте Inopressa.ru).

Сначала президента спросили, одобряет ли он денежные выплаты со стороны его администрации журналистам из консервативного лагеря. Правительство предоставило финансирование трем политическим обозревателям, которые постарались скрыть этот факт. "Между Белым домом и прессой должны быть хорошие отношения независимости", - ответил президент США и быстро переключил свое внимание на следующего спрашивающего.

В этот момент Джефф Гэннон, редактор Вашингтонского отдела газеты Talon News, встал со своего места и спросил, имея в виду демократическую часть конгресса: "Как вы собираетесь работать с людьми – вы говорили, что намерены установить с ними контакт – которые, судя по всему, потеряли всякую связь с реальностью?"

На протяжении почти двух лет во время ежедневных пресс-конференций в Белом доме пресс-секретарь Скотт Макклеллан обращался к Гэннону, чтобы разрешить сложные ситуации, возникающие при общении с другими журналистами. Гэннона часто цитировали и приглашали в качестве специального эксперта на передачи правых радиостанций. Но кто такой Гэннон? Его странный, не содержащий в себе собственно вопроса, вопрос на пресс-конференции привлек к нему внимание. Газета Talon News полностью принадлежит группе техасских республиканцев. В самой нашумевшей статье Гэннона говорилось, что Джон Керри "может стать первым в истории президентом-геем".

Кроме того, Гэннон был вовлечен в расследование, касающееся разоблачения работавшей под прикрытием служащей ЦРУ Валери Плейм. Плейм – жена бывшего посла Джозефа Уилсона, которого администрация Буша направила в Ирак, чтобы он установил, покупает ли Саддам Хусейн в Нигере уран для ядерного оружия. Он не обнаружил подтверждения этих подозрений. Возмущенный тем, что администрация врала о наличии в Ираке ОМП, чтобы оправдать войну, он после войны написал статью в газете New York Times о своей роли в этой истории.

В отместку за это представители администрации разрушили прикрытие агента Плейм. Гэннон позвонил Уилсону, чтобы спросить его о засекреченном письме ЦРУ, что спровоцировало вопрос прокурора во время слушания относительно источников Гэннона.

Выяснилось, что его настоящее имя - Джеймс Дейл Гакерт. У него вообще нет журналистского образования. Его заявку на аккредитацию в качестве журналиста в конгрессе отклонили. Но пресс-служба Белого дома выдала ему ежедневный пропуск, минуя обычную процедуру проверки ФБР. Вскоре обнаружилось, что Гэннон предлагал свои услуги в качестве эскорта на многочисленных гей-сайтах с названиями типа Militarystud.com, MaleCorps.com, WorkingBoys.net и MeetLocalMen.com, где размещены его фотографии в обнаженном виде в вызывающих позах. Еще на этой неделе один из этих сайтов работал.

Таким образом, фальшивый журналист, нанятый республиканской организацией, используемый Белым домом, чтобы прерывать неудобные вопросы, избежавший проверки ФБР за счет защиты пресс-службы, поливающий грязью своих критиков и оппонентов, часто намекая на их сексуальную ориентацию, оказался не только мошенником и продажным журналистом, но еще и гомосексуалистом-проституткой, что предоставляет ему широкие возможности для шантажа.

Белый дом Буша - один из самых закрытых в современной истории США. Все новостные агентства запугиваются, каждому журналисту, который писал о чем-то, что пришлось не по нраву администрации, угрожали испортить карьеру. У администрации есть квази-официальный государственный канал в лице Fox News, сотни радиопрограмм, консервативные газеты и журналы, а также интернет-сайты, связанные с республиканской партией.

Внедрение агента непосредственно в пресс-корпус Белого дома было смелым решением. До своего разоблачения он был весьма полезен администрации. Однако в долгосрочной перспективе это означает, что республиканцы пытаются всеми силами ограничить независимость прессы, полагает The Guardian.